Секс VS тренировка

Сколько на самом деле калорий тратят люди во время занятий любовью и спортом?
Алёна Лесняк    
Катя Шестакова    

Проживите день как герой «Ералаша»

И узнайте умник вы, хулиган, неформал или школьник обыкновенный

Первый раз

Краткий путеводитель по новому опыту
Евгения Береснева    

10 ответов сексолога

О том, зачем заниматься мастурбаций, и что это такое на самом деле?
Редакция oLogy    

От нулевого до восьмого

Какой размер груди считался красивым в разные эпохи?
Марина Калашникова    
Дмитрий Терехов    

Покушение на «Убийство в “Восточном экспрессе”»

Специалисты комментируют спорные моменты фильма
Анна Майорова    

Великая тайна бутерброда

«О науке без звериной серьёзности»: глава из книги Григория Тарасевича
Григорий Тарасевич    

Дотком

Словарь цифровой экономики. Разбираемся в мире, в который попали
Лариса Лапидус    

Жидкости-супергерои

Они намагничиваются, наматываются, трескаются и прыгают
Дарья Вяльцева    
Владислав Балашов кандидат физико-математических наук    

Прекрасные кристаллические формы

Какими бывают снежинки и почему они получаются столь красивыми?
Яна Сергиевская    

Памяти кнопки

Некролог устройству, которое могло включить и выключить всё
Смысл жизни
Мария Склодовская-Кюри (1867–1934)
Французский учёный-экспериментатор польского происхождения, дважды лауреат Нобелевской премии (по физике и по химии); описала принципы радиоактивности, открыла полоний и радий
«Весной прошлого года мои дочери вывели шелковичных червей. Я была очень больна и в течение нескольких недель своего вынужденного безделья наблюдала за образованием шелковичных коконов. <…> Эти гусеницы, деятельные, добросовестные, работающие так охотно, так настойчиво, произвели на меня большое впечатление. Глядя на них, я почувствовала себя принадлежащей к их породе, хотя, может быть, и не так хорошо организованной для работы, как они. Я тоже всё время упорно и терпеливо стремилась к одной цели. Я действовала без малейшей уверенности в том, что в этом истина, зная, что жизнь — дар мимолётный и непрочный, что после неё ничего не остаётся и что другие понимают её иначе. Я действовала несомненно оттого, что нечто меня обязывало к этому, совершенно так же, как гусеница обязана делать кокон. Бедняжка должна начать свой кокон даже в том случае, когда ей невозможно его закончить, и всё-таки работает с неизменным упорством. А если ей не удастся закончить работу, она умрёт, не превратившись в бабочку, — без вознаграждения. Пусть каждый из нас прядёт свой кокон, не спрашивая зачем и почему...»
(Из письма Марии Кюри племяннице Ганне Шалай, 6 января 1913 года. Цит. по книге Евы Кюри «Мария Кюри». Пер. с франц. Е. Ф. Корша под ред. проф. В. В. Алпатова, 1979)