Секс VS тренировка

Сколько на самом деле калорий тратят люди во время занятий любовью и спортом?
Алёна Лесняк    
Катя Шестакова    

Проживите день как герой «Ералаша»

И узнайте умник вы, хулиган, неформал или школьник обыкновенный

Первый раз

Краткий путеводитель по новому опыту
Евгения Береснева    

10 ответов сексолога

О том, зачем заниматься мастурбаций, и что это такое на самом деле?
Редакция oLogy    

От нулевого до восьмого

Какой размер груди считался красивым в разные эпохи?
Марина Калашникова    
Дмитрий Терехов    

Покушение на «Убийство в “Восточном экспрессе”»

Специалисты комментируют спорные моменты фильма
Анна Майорова    

Великая тайна бутерброда

«О науке без звериной серьёзности»: глава из книги Григория Тарасевича
Григорий Тарасевич    

Дотком

Словарь цифровой экономики. Разбираемся в мире, в который попали
Лариса Лапидус    

Жидкости-супергерои

Они намагничиваются, наматываются, трескаются и прыгают
Дарья Вяльцева    
Владислав Балашов кандидат физико-математических наук    

Прекрасные кристаллические формы

Какими бывают снежинки и почему они получаются столь красивыми?
Яна Сергиевская    

Памяти кнопки

Некролог устройству, которое могло включить и выключить всё
Смысл жизни
Вернер Гейзенберг (1901–1976)
немецкий физик-теоретик, один из создателей квантовой механики, автор квантовомеханической теории ядерных сил.
«Вопрос о ценностях — это ведь вопрос о том, что мы делаем, к чему стремимся, как должны себя вести. Он поэтому ставится о человеке и для человека; это вопрос о компасе, которым мы должны руководствоваться, отыскивая свой путь в жизни. Этот компас в разных религиях и мировоззрениях получал разные названия: счастье, воля Божия, смысл и ещё многое другое. Различие названий говорит об очень глубоких различиях в структуре сознания человеческих групп, назвавших свои компасы такими именами. Я никоим образом не хочу умалять эти различия. Однако у меня складывается впечатление, что во всех формулировках речь идёт об отношении людей к центральному миропорядку. <…> Когда ставится вопрос о ценностях, то, по-видимому, подразумевается требование, что мы должны действовать в духе этого центрального порядка, — именно для того, чтобы избежать хаоса, могущего возникнуть, когда царят разрозненные частные порядки. Действенность единого сказывается уже в том, что мы воспринимаем порядок как благо, беспорядок и хаос как зло».
(Из книги В. Гейзенберга «Физика и философия. Часть и целое». — М.: Наука, 1989. С. 326.)