Мир охватила цифровая лихорадка. Компании запускают цифровую трансформацию, перестраивают бизнес-процессы, проектируют новые модели взаимодействия с клиентами. В 1990 году, когда британский учёный Тим Бернерс-Ли создавал коды, благодаря которым интернет стал доступен миллионам людей, мало кто мог предположить, как это отразится на экономике, индустриях и каждом из нас. Сегодня в мире 4 млрд интернет-пользователей, а количество мобильных устройств превышает численность населения планеты и составляет 8,1 млрд единиц.

Уже сейчас заметно изменились природа компаний и характер конкурентной борьбы, во многих отраслях произошёл переход на цифровые продукты и электронные услуги. Капитализация компаний, ведущих бизнес в интернете, стала напрямую зависеть от количества подписчиков, пользователей, участников сообществ и скорости их прироста. Технологии, проникая в жизнь, меняют наши вкусы, формируют новые привычки, что в итоге отражается на потребительском поведении и структуре экономики.

Часть этих изменений лежит буквально на поверхности. Цифровые технологии позволили приблизить продавца к покупателю, студентов к аудиториям мировых университетов, пациентов к врачам и клиникам, работодателей к работникам, производителей к потребителям.

Цифровая трансформация не только открывает новые возможности, но и несёт угрозы для экономики, бизнеса и каждого из нас. В высокотехнологичном мире основная задача человека — развиваться со скоростью, позволяющей встраиваться в новый мир.

Экономисты с трудом успевают отслеживать эти стремительные изменения. Это хорошо видно по количеству новых терминов, которые пополнили экономический словарь. Лишь за последние несколько лет появилось как минимум 120 новых слов и около 60 аббревиатур: экономика по требованию (on-Demand Economy), мобильная экономика (Mobile Economy), экономика совместного потребления (Sharing Economy), викиномика (Wikinomics), высокотехнологичная экономика дарения (The Hi-Tech Gift Economy), гигономика (Gig Economy) и много-много других. Для описания новых явлений и процессов потребовалось исследовать их природу и выявить многочисленные взаимосвязи: киберспорт, криптовалюты, мессенджеры, боты, тролли, вишинг, краудсорсинг, краудфандинг, вирусный маркетинг, цифровые фабрики и др. За три первых месяца 2018 года особую популярность приобрели такие понятия, как криптовалюты, биткоин, блокчейн, ICO, токен, майнинговые фермы. Мы узнали о новых видах электронных услуг: криптофермах, Bitcoin-фермах, криптофондах и др.

iStock

Разбираясь в них слово за словом, мы сможем чуть больше понять о мире, в котором оказались.

Лариса Лапидус
Доктор экономических наук, профессор, директор Центра социально-экономических инноваций экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Когда автомобили служб каршеринга только появились в Москве, на них больше смотрели, нежели ездили. Никто и предположить не мог, что поездки по городу за рулём чужого автомобиля станут повседневным явлением. Таким же, как поездка на общественном велосипеде. И это лишь один из примеров шеринг-экономики.

Что же означает этот термин? Перевод английского слова share — «доля» — подсказывает нам, что речь идёт о долевом участии. Вы можете поделиться всем, чем владеете и что умеете делать, — за определённую плату, не теряя права собственности.

Некоторые шеринговые сервисы были созданы довольно давно (например, Zipcar в 2000 году и BlaBlaCar в 2006-м), но как о глобальном явлении о шеринг-экономике заговорили позже. Сам термин связан с появлением сервисов Airbnb (2008), Uber (2009) и GetТaxi (2010). Концепция совместного потребления как новая социально-экономическая модель окончательно оформилась в 2010 году с выходом книги «Что моё — твоё. Развитие совместного потребления» экономистов Рэйчел Ботсман и Ру Роджерс. Самый популярный российский шеринговый сервис Яндекс.Такси был создан немногим позже, в 2011 году.

Популярность именно автомобильных шеринг-сервисов неслучайна. В крупных городах владение автомобилем становится всё более проблематичным. И дело не только в стоимости машины, но и в усложнившейся дорожной ситуации, тотальном дефиците парковок, растущих расходах на ремонт и содержание. При этом личный автомобиль, как правило, используется не более 3–5% от общего времени. Отсюда и спрос на решение проблемы, который уловили бизнесмены, создававшие шеринговые сервисы.

Одним из первых стал Uber: он появился в 2009 году и позволил быстро и удобно заказать такси онлайн. Рост популярности услуги сразу отразился на капитализации компании. Так, если в 2013 году её стоимость оценивалась в 3,8 млрд долларов, то в 2017-м она достигла 70 миллиардов. Появился даже термин «уберизация», под которым многие понимали ведение крупного бизнеса без владения материальными активами. Uber не имел собственных автомобилей, это был электронный сервис, мобильное приложение — агрегатор, удобный для заказа такси.

В целом шеринговый сервис — это электронный портал, на котором каждый желающий может быстро вывесить объявление о временной сдаче имущества в аренду.

Представьте, что ваш гараж расположен рядом с театром и там постоянные трудности с парковкой. Гараж может приносить доход при условии, что вы разместите объявление о его сдаче на таком сервисе. Или же, продолжая говорить о театре, допустим, вы давно мечтаете о дизайнерской театральной сумочке. Теперь можно не покупать её, а брать напрокат.

Вот какие шеринг-сервисы существуют уже сегодня (тут тоже много новых терминов, и не все из них освоены русским языком):

  • совместное пользование жилым и офисным пространством (peer-2-peer (p2p) accommodation; коворкинг от англ. coworking space);
  • совместное пользование автомобилями и другими транспортными средствами, принадлежащими компании или частным лицам (каршеринг от англ. car sharing; peer-2-peer (p2p) transportation);
  • разделение платы за совместное использование такси с попутчиками (райдшеринг от англ. ride — поездка и sharing — делиться; карпулинг от англ. car — машина и pool — объединение);
  • совместное пользование профессиональными навыками сотрудников компаний (консультантов, дизайнеров, бухгалтеров и др.) — on-line staffing; навыками по уходу за домом — on-Demand Household Services;
  • коллективное добровольное финансирование проекта, продукта, идеи на краудфандинговой платформе — краудфандинг; взаимное кредитование друг друга — peer-2-peer lending;
  • совместное пользование видео- и музыкальными стриминговыми сервисами — music on-Demand, Video on-Demand.

Залог успеха шеринговых сервисов — низкая стоимость услуги, доступная для массового потребителя, и сетевая модель с многочисленными участниками.

По оценкам PricewaterhouseCoopers, к 2025 году мировой рынок шеринговых услуг сравняется с рынком традиционной аренды жилья, гостиничных номеров, автомобилей, оборудования, книг и пр., достигнув 335 млрд долларов. В 2013 году он оценивался в 15 миллиардов. Эксперты уверены, что лидерство сохранит сегмент совместного пользования транспортом, второе и третье места займут соответственно услуги по уходу за домом и совместное пользование жильём.

70 млрд

долларов — капитализация компании Uber в 2017 году

Развитие шеринг-экономики меняет наше поведение и в более широком смысле. Так, человек за рулём каршерингового автомобиля ведёт себя очень рационально, потому что платит за каждую минуту. Ну а на личном авто тот же самый человек готов ездить в магазин на соседнюю улицу.

Перестраиваться приходится и компаниям. Как только гиганты автопрома поняли, что каршеринг подрывает спрос на машины, они стали один за другим вкладываться в шеринговые сервисы. Так, корпорация Volkswagen инвестировала 300 млн долларов в GetTaxi; Ford вышел в Лондоне с пилотной программой обмена автомобилями GoDrive и др. Логистическая компания DHL разработала целый комплекс услуг по предоставлению в шеринговое пользование автомобилей, складов и других объектов. Например, если семья планирует переехать в выходной день, она может взять свободный автомобиль DHL и сама перевезти вещи на новую квартиру. А на шеринговых складах можно хранить несезонную одежду, освободив одну из комнат под сдачу в аренду на шеринговом же сервисе или — при отсутствии собственной недвижимости — снимая жильё меньшей площади.

Сегодня всё чаще можно услышать, что отказ от владения имуществом — новая философия самых активных пользователей шеринговых сервисов: молодёжи, представителей поколений Y и Z. В этом и состоит главный сдвиг, а также опасность, которую несёт экономика нового типа. Ведь помимо коммерческой стороны вопроса есть и другая, уж точно не менее важная — смещение человеческих ценностей.

300 млн.

долларов инвестировала корпорация Volkswagen в GetTaxi

Навязывание обществу идеи отказа от владения имуществом и лёгкой жизни сегодня здесь, завтра там — с одним чемоданчиком — приведёт к тому, что человек к 45 годам не сможет создать достойные условия для семьи, потому что затраты на шеринговое жильё в любом случае выше затрат на содержание собственного имущества. Более того, в такой семье домом будет считаться любое место, где в данный момент находится семья со своим чемоданом.

Между тем традиционная модель отношения к имуществу предполагает наличие у каждой семьи базовых ценностей и чувства ответственности за детей, которые мотивируют каждого относиться с заботой к дому, деревьям во дворе, своему городу, стране. Мотивируют развивать территорию и приобретать имущество для сохранения семейных ценностей.

Я глубоко убеждена, что в цифровой экономике явления нужно рассматривать не только с позиции экономической выгоды, но и с точки зрения сохранения ценностей, которые позволят нам вместе сделать мир лучше. И как опытный турист могу сказать: чтобы путешествовать много и с удовольствием, нужно иметь дом, в который всегда хочется возвращаться.

Что почитать?

  • Лапидус Л.В. Цифровая экономика: Управление электронным бизнесом и электронной коммерцией. — ИНФРА-М, 2018. — 479 с.
  • Рэйчел Ботсман, Ру Роджерс. What’s Mine Is Yours: The Rise of Collaborative Consumption. 2010.
  • Sharing Economy Logistics. Rethinking logistics with access over ownership. DHL Trend Research. May, 2017.
Читать далее

Этот термин появился в период зарождения цифровой экономики. И чтобы разобраться с ним, нужно заглянуть в не столь далёкие 1990-е и вспомнить компании, которые одними из первых вышли в онлайн-пространство. Среди них, позднее получивших широкую известность, были интернет-магазин Amazon (1994), интернет-аукцион eBay (1995), владельцы поисковиков Yahoo (1995), «Яндекс» (1997) и Google (1998). Компании этого типа и получили название «доткомы». Дело в том, что для работы им требовался не только почтовый адрес (который имели все без исключения), но и адрес в интернете. А первые web-адреса состояли из названия организации, точки и com — отсюда и слово «дотком» (от англ. dot — точка и com).

Сегодня доткомами называют компании, работающие исключительно в интернете, независимо от того, что стоит после точки (com, ru, sh, me и т. д.). Любой интернет-магазин, агрегатор по заказу такси, электронная библиотека Wikipedia — всё это доткомы.

За столь непродолжительное время существования доткомы успели пережить несколько взлётов и падений. Рост стоимости их акций в период с 1995 по 2000 год не имел под собой никаких оснований: инвесторы вкладывали деньги, не до конца понимая, как устроен этот бизнес, как им управлять и от чего зависит его рыночная стоимость. Многие просто верили в чудо, полагая, что инвестиции в интернет-индустрию принесут большие доходы. Это породило ажиотажный спрос на акции доткомов и, как следствие, переоценку их рыночного потенциала. Итог — так называемый пузырь доткомов (англ. Dot-com bubble).

Финансовые пузыри подолгу не держатся, и уже в 2000 году наступил кризис. Пузырь лопнул. Стоимость акций доткомов упала, многие интернет-компании оказались на грани банкротства, некоторые разорились. Инвесторы были разочарованы. На протяжении последующих нескольких лет мало кто верил в успех интернет-бизнеса.

Точнее, почти никто. Но основатели Amazon, Yahoo, eBay, «Яндекс» и Google были настолько одержимы идеями электронного бизнеса и так верили в развитие интернет-технологий, что их компании не только пережили кризис, но и рванули вперёд. Несмотря на низкую инвестиционную привлекательность, после 2000 года стали появляться и новые доткомы, среди которых хорошо известные нам Wikipedia (2001), Skype (2003), Facebook (2004), YouTube (2005) и др.

В 2010 году рынок доткомов вновь начал расти. Цифровая экономика и бурное развитие информационных технологий открыли перед бизнесом возможности быстрого выхода на глобальный рынок и широкого охвата интернет-пользователей. Результатом стал взрывной рост стоимости интернет-компаний вплоть до попадания на верхние строчки рейтингов рыночной капитализации. История традиционного бизнеса таких примеров не знает. В период с 2014 по 2017 год стоимость интернет-сервисов опять начала расти с сумасшедшей скоростью, что породило слухи о нарастании нового финансового пузыря. Капитализация агрегатора Uber с 3,8 млрд долларов выросла до 70 миллиардов. А Facebook купил мессенджер WhatsApp за рекордные для сервисов передачи мгновенных сообщений 19 млрд долларов.

1997

год появления «Яндекс»

Маленькие доткомы мгновенно превращались в интернет-гигантов и смещали традиционные компании с верхних строчек рейтингов. Доткомы могли масштабироваться, то есть наращивать объём деятельности и оставаться успешными, сохраняя малую численность сотрудников. Например, к моменту продажи в YouTube работало всего 60 человек, а в WhatsApp — 56. Крупные доткомы, такие как Google, Alibaba, Amazon и др., серьёзно занимались научными разработками и в итоге стали высокотехнологичными компаниями. Речь об облачных сервисах, технологии компьютерного зрения, машинном обучении, дронах и др. В настоящее время к мировым высокотехнологичным лидерам, имеющим наибольшее число патентов и экспортирующим высокие технологии, наряду с IBM, Samsung, Microsoft, Intel, Apple относятся Google, Amazon, Facebook.

Самыми дорогими компаниями являются Apple и Amazon. Их капитализация достигла 1 трлн долларов. Пришло время господства интернет-гигантов.

56

человек работало в WhatsApp на момент продажи компании Facebook

Что почитать?


  • Дорофеев В. Яндекс Воложа: история создания компании мечты. — Альпина Паблишер, 2013.
  • Дмитрий Соколов-Митрич. Яндекс.Книга. — Манн, Иванов и Фербер, 2014.
  • Брэд Стоун. The Everything Store. Джефф Безос и эра Amazon. — Азбука-Бизнес, Азбука-Аттикус, 2014.
  • Лапидус Л. В. Цифровая экономика: управление электронным бизнесом и электронной коммерцией, ИНФРА-М, 2018.
Читать далее