Выключите «Гитлера»!

Главный в мире скептик Майкл Шермер о плоской Земле, антипрививочниках и важности критического мышления
Дарья Вяльцева    

В бурном потоке информации, мнений и рекламы бывает сложно отличить правду от лжи. Не исключение и научные новости — так, в области исследований рака найдётся сотня рассказов об «инновационных» препаратах, которые едва ли не за день избавят от тяжёлой болезни. Чтобы не оказаться в дураках, нужно воспитывать в себе умение мыслить критически, а иногда и скептически. Корреспондент oLogy на Geek Picnic взяла интервью у известного популяризатора науки, основателя Общества скептиков Майкла Шермера и узнала, как перестать верить в ерунду и научиться правильно спорить с фанатичными догматиками.

Майкл Шермер, американский историк, главный редактор журнала «Скептик», основатель Общества скептиков — международной организации, которая занимается популяризацией науки и научного скептицизма, а также борется с распространением антинаучных мифов и суеверий.

[oLogy] В юношестве вы были убеждённым христианином. Что привело вас к вере?

[Майкл Шермер] Моя семья не была религиозна, на меня повлияли друзья. Я начал интересоваться этим в 17 лет — по фану. Но позже стал относиться к религии серьёзнее и подумал: «Если я верю в эту штуку, то должен изучать её». Так я стал посещать курсы по изучению Библии и поступил в Университет Пеппердайна — частное высшее учебное заведение в Калифорнии с религиозным уклоном. Получается, примерно 7 лет я был по-настоящему глубоко верующим человеком.

[oLogy] Немало… А что заставило разочароваться в религии?

[МШ] Это был долгий период. Я относился к вере очень серьёзно. Но позже стал увлекаться экспериментальной психологией, погрузился в эту тему и постепенно начал мыслить иначе, уже скорее как учёный. Я изучал антропологию, эволюцию, социологию и в результате стал по-другому смотреть религию. Понял, что её нужно воспринимать как сугубо культурное явление. Ведь странно получается: есть и другие религии, к которым люди относятся так же трепетно, как я к христианству. Можно ли в таком случае сказать, что моя вера правильная, а они ошибаются? Нет, потому что у них другой культурный опыт. В общем, в один момент я просто перестал верить, так как понял, что это не имеет смысла. Назад уже никогда не возвращался — всё окей.

[oLogy] Какие темы сегодня больше всего беспокоят скептиков: инопланетяне, плоская Земля?

[МШ] Ха, приверженцы учения о плоской Земле, конечно, странные. Они так очевидно неправы, что вряд ли с ними согласится значительное количество людей. Безумные меня не сильно заботят, куда страшнее альтернативная медицина: псевдолекарства от рака, народные рецепты, средства для долголетия. Вот в этой сфере очень много ерунды (bullshit, если дословно. — прим. oLogy). Это может быть по-настоящему опасно. К примеру, тысячи людей всё ещё верят, что вакцинация может вызвать аутизм.

[oLogy] Есть антинаучные идеи, которые сейчас особенно актуальны именно в США? В России недавно на пике была борьба с гомеопатией. Интересно, что у вас в тренде.

[МШ] Отрицание глобального потепления. Примерно треть, а может, и больше американцев не верят, что оно происходит. А значит, за ограничение или контроль выбросов вредных газов в атмосферу может проголосовать слишком мало граждан.

[oLogy] Почему подобные убеждения настолько живучи? Почему люди не доверяют реальной науке?

[МШ] Потому что аргументация ложных идей ловко маскируется под научные результаты. Ни один человек в мире не считает, что занимается псевдонаукой, — каждый верит, что делает «реальную науку». Мы живём в эпоху, когда наука имеет вес и становится престижной. Поэтому, что бы кто ни делал, он старается, чтобы это выглядело и звучало научно. Простой пример — грамотно оформленная интернет-страница с благодарностями и отзывами о средстве, которое якобы лечит от рака. Выглядит убедительно, ведь там есть признаки научности. Люди принимают фальсификацию, потому что глубоко внутри хотят в это верить.

[oLogy] Назовите лучших, на ваш взгляд, просветителей, борцов с лженаукой.

[МШ] Например, Дарвин и его книга «Происхождение видов» — её может прочитать каждый, хотя эту книгу сложно назвать научно-популярной. То же самое с «Эгоистичным геном» Ричарда Докинза. Она, конечно, не самая простая, но иметь профессиональное образование, чтобы её прочесть и понять, точно не обязательно. Ещё мне нравится, что делает Стивен Пинкер. У него есть книга «Чистый лист», посвящённая природе человека и мифам вокруг этого. Ещё Джаред Даймонд и его «Ружья, микробы и сталь: судьбы человеческих обществ» — в 1998 году эта книга была удостоена Пулицеровской премии. Автор рассказывает, почему евразийские цивилизации выжили и заняли лидирующие позиции в мире. При этом он отрицает идею, что евразийское доминирование вызвано интеллектуальным, моральным или генетическим превосходством.

[oLogy] А в интернете есть что-нибудь примечательное?

[МШ] Да, популяризация науки через Youtube — это новый феномен. Такие люди, как например, Джордан Питерсон (канадский клинический психолог. — прим. oLogy), уже стали звёздами интернета. Некоторые видеоподкасты имеют миллион просмотров — больше, чем собирают американские телешоу. И это притом, что длятся просветительские видео на Youtube не 5 минут, а порой несколько часов. Контент новых медиа стал очень качественным. И там гораздо больше свободы. Это не телевидение, где тебе в рамках передачи дают ровно 6 минут, чтобы всё сказать, потом перерыв на рекламу, потом следующий гость… В интернет-блогах ты свободно и долго можешь аргументировать, объяснять — это гораздо более продуктивный способ донести научные идеи. Популярность видеоблогов доказывает, что людям это действительно интересно. К сожалению, традиционные медиа этого не предлагают: они уверены, что массовая аудитория слишком глупа и не может долго концентрироваться на чём-либо. Но на самом деле есть миллионы людей, которые готовы слушать про науку, пока они ведут машину, убираются дома или просто гуляют…

[oLogy] Как думаете, критическое мышление сможет когда-нибудь стать массовым подходом к восприятию информации и победить лженауку?

[МШ] Нет, ведь люди склонны верить вещам, которые кажутся правдивыми. Мы не в силах полностью избавиться от этого, но можем снизить количество псевдонаучных идей и информации и сделать так, чтобы она не причиняла вреда. Это то же самое, что задаваться вопросом: исчезнет ли когда-нибудь религия? На нашем веку вряд ли, но, может быть, когда человечество начнёт заселять Марс, колонии откажутся от религиозных идей. Это интересный вопрос, и люди точно вернутся к нему через несколько тысяч лет.

[oLogy] Одна из ваших первых книг называется «Научи своего ребёнка науке». С какого возраста стоит учить ребёнка мыслить критически?

[МШ] Чем раньше, тем лучше. Но это вовсе не значит внушать и навязывать идеи атеизма. Это просто способ мыслить широко и о чём угодно.

[oLogy] Пожалуй, ваш главный бестселлер — это книга «Почему люди верят странным вещам». Можете ответить на вопрос в заголовке?

[МШ] Доверие к мифам и предрассудкам заложено в нас природой, потому что они зиждутся на формальной логике. Что это такое? Например, кто-то увидел, что объект А находится рядом с объектом В, и сделал вывод, что между этими объектами есть взаимосвязь. На самом деле такая прямолинейная логика очень важна для обучения — первобытные люди научились так добывать огонь: они заметили, что от искр при ударе камня о камень загорается дерево, если окажется рядом. Да и сегодня обучение маленьких детей невозможно без этапа формирования подобной незамысловатой логики… Но она может научно объяснять мир только на определённом, не очень глубоком уровне. Чтобы искать истину в уйме данных и противоречивых фактов, необходимо как раз таки мыслить критически. То есть не только учитывать объекты А и B и возможную связь между ними, но и предполагать не такие очевидные взаимозависимости. Ведь вполне может оказаться, что между А и B нет контакта, зато он есть между А и P — ещё одним объектом, который тоже был рядом, но вы его сразу не заметили. Такое изменение взаимосвязей может привести к совершенно другим выводам.

[oLogy] Можно ли назвать скептицизм новой религией?

[МШ] Это точно не религия и не система верований. Повторюсь, это просто способ мышления. Быть религиозным — значит верить в Спасителя, но это именно вера, а не мыслительный процесс. Я не могу сказать: «Я верю в эволюцию», потому что эволюция — доказанная правда. Нельзя сказать: «Я верю в глобальное потепление». Скорее мы скажем: «Факты и данные указывают, что глобальное потепление есть». Чтобы быть христианином, достаточно верить в 6 или 7 постулатов. Не принимаешь хоть один из них — уже не христианин. Наука так не работает.

[oLogy] Как скептик должен разговаривать или спорить с догматиком, чтобы убедить его в своей правоте?

Прививки и аутизм
Речь о скандальном исследовании 1998 года британского врача Эндрю Уэйкфилда, который якобы смог доказать связь между вакцинацией и аутизмом. Подделанные результаты были опубликованы в известном медицинском журнале The Lancet, но позднее отозваны.

[МШ] В первую очередь нужно уважительно относиться к собеседнику, хотя иногда это бывает сложно. Вам должно быть интересно, что говорит оппонент. Представьте, что это эксперимент. Во-вторых, никогда не занимайтесь подменой понятий: это нечестно. Хорошо в таких спорах подходит тактика с условным названием «Железный человек» — это когда вы используете аргумент соперника, усиливаете его и затем ещё более уверенно опровергаете.

Вообще, спорить важно, ведь если постоянно не убеждать догматиков, что им стоит отказаться от какой-либо идеи, они сами даже не попробуют это сделать. К примеру, очень сложно убедить глубоко религиозного человека принять эволюционную теорию, но стоит хотя бы попытаться донести до него правду. Может быть, не сразу, но он вернётся к этой теме. Всем тяжело признавать, что они бывают неправы…

Ах да, главное в дискуссиях — выключите «Гитлера»! Слышали когда-нибудь про закон Годвина? Этот интернет-мем описывает явление, которое подметил в 1990-е годы американский журналист Майк Годвин в сети Usenet. Формулируется так: «По мере разрастания дискуссии в Usenet вероятность сравнения с упоминанием нацизма или Гитлера стремится к единице». Кстати, в итоге в Usenet появилось хорошее негласное правило: как только кто-то из спорщиков сравнивает своего оппонента с Гитлером, дискуссия считается оконченной, а автор сравнения — проигравшим. В общем, когда приходит «Гитлер», беседа заканчивается.

Usenet
Компьютерная сеть, которая появилась в 1980 году, до того как интернет стал публичным. Активный прирост пользователей сети начался в 1993 году, когда американский интернет-провайдер AOL открыл к ней доступ своим пользователям. Usenet можно назвать прародителем виртуальных соцсетей: именно там возникли термины «ник», «смайл», «флуд», «бан».
Иллюстрации