Радует ли важное?

Почему россиянам так сложно быть счастливыми
Максим Руднев    

Авторская колонка Максима Руднева, социолога, научного сотрудника лаборатории сравнительных исследования массового сознания НИУ ВШЭ, автора телеграм-канала t.me/rudnev_official


Базовыми ценностями социологи называют те конечные цели, которые мы считаем достойными достижения. Другие, сиюминутные цели им так или иначе подчиняются. Через базовые ценности мы вольно или невольно оцениваем всё происходящее: ведут ли события или явления к достижению этих конечных целей. Но делает ли нас счастливыми их достижение? Должно — это было бы логично, однако вместо удовлетворения люди часто чувствуют опустошение. Как в таком случае связаны ценности и ощущение счастья (а также близкие к нему субъективное благополучие и позитивный аффект)? Психологи предлагают несколько взаимодополняющих объяснений.

Первая, достаточно прямолинейная концепция обращается к содержанию самих ценностей и гласит: далеко не все из них делают нас счастливыми. Согласно популярной теории самоопределения Диси и Райана, у человека три главных потребности: быть полезным (компетентность), быть любимым (связанность с другими людьми) и быть собой (автономия). Эти потребности создают внутреннюю мотивацию, то есть их предмет находится внутри самой личности. И если человек преследует такие цели, он становится счастливее.

А вот когда внимание переключается на внешнюю мотивацию — деньги, социальный успех или, наоборот, избегание наказания, — удовлетворение от достижения пропадает.

Исследователи ценностей развили эту идею и разделили ценности на «здоровые», которые выражают три эти потребности, и «нездоровые», связанные с внешней мотивацией. «Здоровыми» или даже «зрелыми» называют ценности личностного роста, саморазвития, самовыражения, заботы об окружающих и природе, а «нездоровыми» или «незрелыми» —материалистические ценности богатства и власти. «Здоровые» ценности формируют позитивные убеждения (доверие, толерантность, понимание) и соответствующее поведение (волонтёрство, творчество). А «нездоровые», напротив, связаны с недоверием, ксенофобией, стремлением к успеху любыми средствами — всем тем, что, по мнению учёных, счастливым человека не делает.

Но, на мой взгляд, термины «здоровые» и «нездоровые» неприемлемы: научные исследования не стоит разбавлять морализаторством. Все ценности важны, достижение любой цели способно служить источником положительных эмоций. Например, удовлетворение материальных потребностей вполне может приносить радость, а неудовлетворение потребности в заботе об окружающих — фрустрировать.

И действительно, согласно альтернативному подходу, содержание ценностей не влияет на ощущение удовлетворённости. Сами цели, которые ставит перед собой человек, особого значения не имеют — важно, достигает ли он эти цели (с его точки зрения). Если у вас есть потребность помогать, вы почувствуете себя более счастливым, уступая место в метро. А тот, для кого важно богатство, будет ничуть не меньше рад покупке новой дорогой вещи.

Конечно, важен и контекст. Например, в семье для удовлетворения обоих супругов необходимо, чтобы один из них ценил конформность больше, чем другой. Если оба они высококонформные или оба нонконформисты, счастья им не видать.

Более широкий контекст, такой как страна и общая культура, тоже играет важную роль. Например, жители богатых государств, придающие большое значение личным достижениям, в целом менее удовлетворены, чем их соотечественники. В бедных же странах ситуация прямо противоположная: ценностям достижения обычно сопутствует более высокий уровень счастья. У социологов есть объяснение этому феномену: страновые и индивидуальные ценности могут компенсировать друг друга.

Представим, что в стране очень конкурентная атмосфера, и при этом, ресурсов на всех не хватает. Тут-то на помощь и приходят ценности индивидуального самоутверждения, которые в данной ситуации повышают удовлетворённость жизнью. Или другая ситуация. Вроде бы ценности заботы и доброжелательности делают человека более счастливым, но в бедных странах реализовать их в полной мере очень трудно: предмет заботы так или иначе остаётся несчастным.

Поэтому отзывчивые и неравнодушные люди в бедных странах не так уж счастливы и даже выпивают больше остальных.

Связь между ценностями и субъективным благополучием была показана в десятках исследований. Хотя большинство из них проводилось за пределами России, наша страна — прекрасный пример того, как эти закономерности работают. Ценности заботы о людях и природе в России востребованы меньше, чем в других европейских государствах, при этом распространены «нездоровые» ценности власти, богатства, доминирования. Только вот реализовать эти желания существенно сложнее: покупательная способность россиян, как известно, намного ниже, чем у большинства европейцев, с властью тоже всё не так просто. Итог — крайне низкий уровень счастья и удовлетворённости жизнью. Наши данные год за годом показывают, что материалистические ценности сохраняют ключевое значение для россиян, поэтому удовлетворённость жизнью довольно плотно привязана к материальным возможностям. К сожалению, ценности меняются очень медленно, а рост благосостояния в ближайшее время не предвидится. В этой ситуации рискну предположить, что удовлетворённость ещё долго будет оставаться на очень низком уровне.

Ну а чтобы завершить на оптимистичной ноте, напомню, что, хотя ценности и играют важную роль в достижении удовлетворённости, есть ещё и другие факторы. На них вся надежда!

Иллюстрации

Маргарита Ворон