Экономика — это особый взгляд на мир

В XXI веке науки бесцеремонно вторгаются на территории друг друга, и это хорошо.
Александр Аузан    

Большинство людей до сих пор живут школьным представлением о науках: вот тут заканчивается алгебра и начинается геометрия, тут физика, а тут химия. На самом деле любая наука — это лишь взгляд на мир сквозь призму своих понятий и инструментов. Если вы смотрите на мир с точки зрения ограниченности ресурса и издержек при достижении той или иной цели, всё — вы мыслите как экономист, это экономический подход. И так можно смотреть на всё — хоть на социальные процессы, хоть на биологические. И мало того, что экономисты стали писать обо всём, они ещё и Нобелевские премии за это получали. Просто в какой-то момент стало очевидным, что сам метод экономического анализа, наработанный в нашей науке инструментарий, позволяет это делать — говорить о самых разных вещах.

Время отраслевых наук прошло.

Причём случилось это не вчера. Долгое время мир казался нарезанным на кусочки, каждый из которых изучает своя наука. Катастрофы не происходило, пока находились титаны мысли, голова которых вмещала целостную картину мира. Сегодня же в каждой из наук наработан такой пласт знаний, что охватить всё физически невозможно. Зато можно перестать бояться этих условных границ. Экономика, конечно, вторгается в другие науки. Но посмотрите, какую масштабную интервенцию совершила в последние десятилетия в экономику психология! Психологи пришли и сказали: ребята, сколько можно опираться на дофрейдистскую модель человека? Ведь весь XX век экономисты исходили из того, что человек рационален, хотя психологи уже не раз успели показать, что это не так. Впрочем, я не удивлюсь, если психологи и социологи до сих пор понимают триединую формулу Сэя «труд-капитал-земля» как основу экономической науки.

Такого рода коллизии можно разрешить как раз за счёт нового принципа: любая наука — это особый взгляд на мир.

Отсюда вытекают и задачи образования. В своё время Ортега-и-Гассет сказал, что наука многого не знает, но университет должен выпустить человека с целостной картиной мира. Потом, конечно, её приходится дорисовывать. Когда я прихожу на первую лекцию к магистрантам, то говорю: «Слава богу, теперь вам можно сказать честно...» И рассказываю, что на самом деле мы имеем лишь фрагменты картины мира, часто противоречивые. С чем-то мы хорошо разобрались, что-то знаем совсем плохо, одно с другим не стыкуется и так далее. Но это здорово! Ведь здесь и начинается процесс мышления, здесь и начинается самое интересное.

Читать также: авторская колонка Александра Аузана «Силы трения в экономике».