Между умным и красивым

Как учёный писал симфонии, а актриса изобретала Wi-Fi
Александр Бородин
Иоганн Вольфганг фон Гёте
Иван Ефремов
Хеди Ламарр
Владимир Набоков
Су Сун
Гарольд Эджертон
Софья Ковалевская
Эдгар Аллан По
Бенджамин Франклин
Владислав Цой    
Павел Проскуряков    
Алиса Иммамутдинова (Летняя школа научной журналистики)    

Наука и искусство — всё есть средства познания мира. Сам Альберт Эйнштейн утверждал это, объясняя свою страсть к игре на скрипке. В мировой истории есть множество знаковых фигур, о которых нельзя сказать точно, учёными они были или художниками. Первыми на ум приходят Леонардо да Винчи и Михаил Ломоносов. Но и помимо них есть множество интересных персонажей!

Александр Бородин

Химия и ноты

Говоря об этом человеке, нельзя не процитировать два адресованных ему высказывания:

«Господин Бородин, поменьше занимайтесь романсами! На вас я возлагаю все свои надежды», — отчитывал молодого учёного выдающийся российский химик Николай Зимин.

«Займитесь уже музыкой!» — советовал коллеге композитор и товарищ по кружку Николай Римский-Корсаков.

Александр Бородин жил, как меж двух огней, между наукой и музыкой, и выбрать что-то одно было невероятно сложно, ведь успех сопутствовал ему в обоих начинаниях.
Он занимал почётный пост в Обществе русских врачей, был одним из учредителей Русского химического общества. Именно Бородин открыл способ получения углеводородов за счёт воздействия брома на серебряные соли кислот, известный как реакция Бородина — Хунсдикера. Он первым в мире получил фтористый бензоил и сделал ещё много полезного для науки.

При этом Бородин — замечательный композитор, входивший в творческое объединение «Могучая кучка», членами которого были также Балакирев, Мусоргский, Римский-Корсаков. Бородин оставил сравнительно немного произведений, но среди них есть безусловные шедевры, такие как опера «Князь Игорь» и «Богатырская» симфония.

Иоганн Вольфганг фон Гёте

Естествознание и дьявол

У этого немецкого поэта и мыслителя не было проблем, как у Бородина, а всё потому, что он разрывался не между двумя, а между множеством дел. Гёте был многостаночником: писал стихи, поэмы, занимался ботаникой, минералогией, анатомией.

Именно Гёте в одном из своих естественно-научных сочинений первым использовал термин «морфология» в значении «раздел науки о форме органических тел, её образовании и преобразовании».

В анатомии он известен как учёный, обнаруживший у человека межчелюстную резцовую кость, — прежде считалось, что эта кость есть только у некоторых животных.
Гёте увлекало многое, но лишь одним делом он занимался целых 60 лет — созданием философской трагедии «Фауст».

Иван Ефремов

Палеонтология и звездолёты

С учёными, занимающимися геологическими раскопками и поиском костей древних животных, Ефремов познакомился ещё подростком. Сходив с ними в экспедиции и сделав несколько ценных находок и открытий, он окончательно решил связать свою жизнь с палеонтологией.

В 40-е годы Ефремов становится доктором биологических наук и начинает писать научно-фантастические приключенческие рассказы — некоторые из них оказались пророческими. Например, в рассказе «Алмазная труба» предсказано открытие алмазных месторождений в Якутии.

Тем временем Ефремов-учёный по результатам анализа материалов, собранных в экспедициях, создал тафономию — новый раздел в палеонтологии, изучающий закономерности сохранения останков организмов в слоях осадочных пород.
В творчестве Ефремов постепенно отходил от приключенческих рассказов, героями которых нередко становились его знакомые — геологи и палеонтологи, и брался за более масштабные во всех смыслах произведения.

Повести и романы «На краю Ойкумены», «Туманность Андромеды», «Лезвие бритвы», «Час Быка», «Таис Афинская» уже не просто развлекали читателя, но ставили перед ним сложные вопросы: можно ли построить государство, в котором бы не было института власти? Возможен ли мир без войны? Нужна ли религия, когда есть наука?

Хеди Ламарр

Wi-Fi и амплуа любовницы

Австрийская актриса Хеди Ламарр, позднее переехавшая в США и покорившая Голливуд, — кинозвезда такой же величины, как Вивьен Ли и Грета Гарбо. Те, кто смотрел фильмы с участием Хеди («Алжир», «Леди в тропиках», «Опасный эксперимент», «Самсон и Далила»), могли заметить, что её основное амплуа — невероятно женственная и страстная любовница.

Однако в жизни Хеди Ламарр была не только утончённой женщиной, но и выдающимся инженером. Именно благодаря этой актрисе у нас появились Bluetooth, Wi-Fi и GSM — каналы беспроводной связи с расширенным спектром. Во время Второй мировой войны Хеди загорелась идеей создать метод дистанционного управления торпедами, чтобы незаметно поражать вражеские суда.

Она обсудила этот план со своим другом — композитором Джорджем Антейлом, и уже в 1942 году необычные изобретатели, киноактриса и музыкант, получили патент на Secret Communication System — секретную систему связи, включающую передачу нескольких ложных каналов на разных частотах.

Тогда американские военные не решились воспользоваться открытием, однако спустя несколько десятилетий заложенный в нём принцип приобрёл бешеную популярность в среде инженеров и стал стремительно развиваться.

Владимир Набоков

Бабочки и романы

Классик русской и американской литературы Владимир Набоков не раз отмечал, что в его жизни есть две главные страсти: писательство и «ловля бабочек». Весомый вклад он внёс в оба дела: про литературу говорить, наверное, излишне — кто же не читал его романы «Лолита», «Машенька» или «Дар». А вот чем отметился Набоков в энтомологии, точнее, в области, посвящённой исследованию бабочек, — лепидоптерологии, известно не каждому.

Писатель собирал этих насекомых всю жизнь, его коллекция насчитывала 4 324 экземпляра. После смерти Набокова её передали в Университет Лозанны. В 1945 году учёный разработал новую классификацию одного из родов дневных бабочек семейства голубянок, которая стала общепризнанной и заменила существовавшую ранее. Он открыл 20 новых видов чешуекрылых; около 30 бабочек названы в честь его литературных героев. Конечно, самая известная из них — это Madeleinea lolita. Фамилией самого писателя-учёного назвали целый род бабочек — Nabokovia. Бабочки появляются на страницах многих произведений Набокова, от рассказов до романов.

Су Сун

Фармакология и архитектура

В 1070-е годы китайский дипломат, фармацевт, ботаник, зоолог и минеролог Су Сун, служивший при дворе во времена правления династии Сун, написал с коллегами огромный трактат «Канон корней и трав Шэнь-нуна с дополнениями и комментариями периода Цзя-ю». Этот труд был новаторским для китайской медицины: в нём описывались 1082 лекарственных рецепта, причём половина из них была разработана непосредственно авторами трактата.

Ещё большее значение для истории средневекового Китая имела деятельность Суна в качестве архитектора. В 1087–1092 годах он создал удивительное сооружение под названием «Башня на водяном колесе с небесным глобусом» (Shui Yun Yi Xiang Tai). Сейчас от неё не осталось и следа, однако этот шедевр дважды реконструировали — в меньших масштабах. Один макет был сделан в 1950-е годы и сейчас хранится в Историческом музее в Пекине. Вторая модель, сконструированная относительно недавно, находится в лондонском Музее науки.

Исходно это была пагода (10–12 метров в высоту), на крыше которой располагался полутораметровый глобус с картой звёздного неба, составленной лично Су Суном — он был ещё и отличным астрономом и картографом! Кроме того, на башне были установлены астрономические часы, изобретённые Суном. Запускались они специальным водным приводом за авторством того же учёного-инженера. В общем, сооружение это было не только произведением искусства, но и памятником научному знанию.

Гарольд Эджертон

Электроника и фотоискусство

Профессор электротехники Массачусетского технологического института Гарольд Эджертон известен как изобретатель фотовспышки и стробоскопа. А также как один из разработчиков гидролокатора — прибора, позволяющего сканировать и снимать морское дно. При помощи этого устройства знаменитый исследователь Мирового океана Жак-Ив Кусто искал затонувший в 1916 году лайнер «Британик». Позже при помощи самого Эджертона Кусто обнаружил первый американский броненосец «Монитор», затонувший полтора столетия назад в 16 милях от побережья Северной Каролины.

Однако Эджертон был не только выдающимся инженером — он занимался фотографией и даже совершил революцию в фотоискусстве, открыв высокоскоростную съёмку. Наверняка многие видели в Сети снимки яблока, разрываемого пулей; каплю молока, падающую в стакан и образующую корону из брызг, — всё это дело рук инженера Эджертона, которого профессиональные фотографы прозвали Papa Flash. Современники говорили о нём как о великом художнике, с чем профессор MTI категорически не соглашался, утверждая, что занимается съёмкой только из научного интереса, дабы «увидеть те процессы, которые человеческий глаз распознать не в состоянии».

Софья Ковалевская

Математика и драматургия

«Нельзя быть математиком, не будучи при этом поэтом хотя бы в душе» — это знаменитое высказывание принадлежит первой в мире женщине — профессору математики Софье Ковалевской. Параллельно работая над сложнейшими задачами из математической физики, продолжая исследования вращения твёрдого тела, начатые крупнейшими математиками XVIII века Леонардом Эйлером и Жозефом Луи Лагранжем, Ковалевская всерьёз занималась литературным творчеством.

Она писала стихи, повести, романы, воспоминания, но, пожалуй, самым интересным её литературным опытом стала книга «Борьба за жизнь. Две параллельные драмы», созданная в соавторстве с шведской писательницей Анной Шарлоттой Лефлер-Эдгрен. Сюжет этого произведения иллюстрирует теорию ещё одного выдающегося математика, Анри Пуанкаре, о дифференциальных уравнениях. Пуанкаре утверждал, что явление протекает по некой известной кривой до места разветвления — точки бифуркации, после которой дальнейшее движение становится непредсказуемым. В драме Ковалевской — Лефлер судьба главной героини Алисы описывается с двух позиций: как оно было и как могло бы быть, прими Алиса другое решение в той или иной точке бифуркации.

Эдгар Аллан По

Криптография и ужасы

Американский поэт, писатель и литературный критик Эдгар Аллан По — это не только автор мистических и «страшных» рассказов, но и блестящий криптограф, по сути, основоположник новых методов дешифровки тайных записей. Столь необычный талант По раскрыл в себе в конце 1830-х, работая в литературном отделе журнала Alexander's Weekly Messenger. Он расшифровывал секретные сообщения, которые присылали в редакцию читатели.

За время службы в журнале он проделал этот трюк с сотней писем, а позже опубликовал эссе «Несколько слов о тайнописи», где описал свою методику дешифровки сложных кодов. Эта работа По оказала значительное влияние на отца американской криптологии Уильяма Фридмана, сумевшего в 1940 году взломать японский «Пурпурный код» (шифр Purple) и получить доступ к переписке японских дипломатов. В 1936 году Фридман написал книгу «Эдгар Аллан По, криптограф», где утверждал, что одним из самых искусных в истории дешифровщиков был именно этот американский писатель.

Бенджамин Франклин

Громоотвод и музицирование

Ещё одним разносторонне одарённым человеком был Бенджамин Франклин. Да-да, тот самый дяденька с залысиной, изображённый на 100-долларовой банкноте (не в кризис будь помянута). Один из отцов-основателей США, дипломат и яркий политик, он был также учёным и изобретателем, на счету которого множество полезных открытий и устройств. Франклин экспериментально доказал, что молния имеет электрическую природу, и создал молниеотвод; предложил идею электрического двигателя; впервые использовал электрическую искру для зажигания пороха; изобрёл бифокальные очки, маленькую печку для обогрева дома (вроде буржуйки) и много чего ещё.

Однако Франклин был ещё и прекрасным музыкантом. Он играл на арфе, скрипке и гитаре, писал произведения для струнных квартетов. И если бы не эта искушённость в музыке, возможно, он не взялся бы за усовершенствование одного из самых волшебных инструментов — стеклянной гармоники. Это устройство похоже на швейную машину с механическим приводом, где есть колесо, которое разгоняется педалью и вращает ось с нанизанными на неё хрустальными чашечками разного размера.

Принцип работы такой же, как при игре на стеклянных бокалах: водишь смоченными пальцами по поверхности полусфер и извлекаешь чарующие звуки. Для стеклянной гармоники писали музыку такие композиторы, как Бетховен, Моцарт, Рихард Штраус, Чайковский.


Впервые опубликовано: «Кот Шрёдингера» №3 (17) март 2016 г.

11.03.2019 | news | Просмотры: 835