Доктор Мы

Философия одного сериала
Иван Шунин    

Почему-то считается, что смотреть сериалы — занятие для лиц с ослабленными интеллектуальными способностями, почти для дебилов. Но мы уверены, что в глубинах этого жанра есть нечто, над чем стоит поразмыслить.

Британскому сериалу «Доктор Кто» уже больше полувека. Река времени продолжает течь — за приключениями Доктора следят внуки первых фанатов.

Задуманный как герой научно-популярного сериала для всей семьи, Доктор перемещается из прошлого в будущее, исправляя реальность и делая её той историей, которую, собственно, мы и знаем. Будущее в «Докторе» циклично, в зависимости от его действий оно превращается то в экологический ад, то в торжество демократии и всеобщего благоденствия.

Питер Капальди
(1958) — шотландский актёр, режиссёр и сценарист. Сыграл множество ролей в кино и на телевидении, включая спин-доктора Малкольма Такера в комедийном сериале BBC «Гуща событий» и его фильме спин-оффе «В петле». Наиболее известен как двенадцатый актёр, исполнявший главную роль в британском научно-фантастическом телесериале «Доктор Кто».

Получается, «Доктор Кто?» — это «Доктор Мы», люди, очищенные от всего поверхностного и несущественного до состояния чистого разума

Несколько десятков самых обыкновенных людей из разных времён помогают ему вершить историю. Доктор, стоящий по ту сторону времени, приобщает их к вечности, как и зрителей и даже сменяющих друг друга режиссёров и актёров. Ключ к тайне Доктора даёт классическая установка эпохи Просвещения, сформулированная Декартом: «Мыслю, следовательно, существую».

Доктор вновь и вновь побеждает смерть собственного тела благодаря силе ratio, универсальному разуму, воплощением которого и является. Даже его учёная степень намекает на это.

Получается, «Доктор Кто?» — это «Доктор Мы», люди, очищенные от всего поверхностного и несущественного до состояния чистого разума. Это очередная история, рассказываемая человечеством о самом себе. Но это коллективное «мы», наделённое плотью в 1963-м году корпоративной волей ВВС, всё же не лишено признаков, характерных для идеологии того времени.

1963 год. Холодная война в разгаре, и редкий завтрак проходит без душка вьетнамского пороха над столом. «Битлз» записывают первые пластинки, поднимается новая волна феминистского движения, Терешкова летит в космос, Мартин Лютер Кинг произносит: I have a dream.

Доктор — замечательно сохранившийся до наших дней набросок того времени. Импульсивный экстраверт, поборник рациональных методов и радикально гуманистических принципов, Доктор — это прогрессор Стругацких, из тех, кто творит добро, о котором не просили, и готов защищать своё право на это, апеллируя к идеалу разума. Вера в интеллект позволяет ему претендовать на знание универсальных истин: каковы бы ни были ваши культурные ценности, но гигиена лучше антисанитарии, а худой мир лучше победоносной войны.

Кажется ли тогда странной десятилетняя пауза, взятая «Доктором Кто» в девяностые? Похоже, спад популярности сериала в конце прошлого века стал симптомом разочарования в идеалах нового Просвещения, ощущения зашедшего в тупик прогресса и «конца истории», охватившего тогда мир. Разочарования не избежала и наша страна: развал СССР выбил почву из-под прогрессорской идеологии. Но, видимо, к середине нулевых её пафос вновь стал привлекательным, и история Доктора снова приковывает к экранам миллионы зрителей по всему миру.

Судя по успеху сериала, лозунг «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный» снова способен жечь умы.

Источники

Впервые опубликовано: «Кот Шрёдингера» №1 (1) октябрь 2014 г.

Иллюстрации

www.goodfon.ru