«Рецепт прост: возьмите что угодно и добавьте ИИ»

Главный редактор журнала Wired Кевин Келли об искусственном интеллекте и нашем будущем
Андрей Константинов (по материалам TED)    

О направлении развития технологий можно думать как о земном притяжении. Представьте капли дождя, падающие в долину. Путь капли непредсказуем, но основное направление несомненно — вниз. Так и с технологическими трендами: интернет был неминуем, а Твиттер нет.

Кевин Келли — исследователь кибер-культуры, главный редактор журнала Wired

Думаю, главный среди множества технологических трендов — это интеллектуализация, тенденция делать вещи умнее и умнее. У нас уже есть искусственный интеллект. Его работа зачастую незаметна: пилоты, например, управляют современными пассажирскими самолётами всего семь-восемь минут — остальное время самолёт ведёт ИИ.

Но мы толком не понимаем, что такое интеллект, точнее, понимаем однобоко, по аналогии с измерением IQ: у мыши его мало, у шимпанзе побольше, у глупого человека ещё больше, а у гения ну очень много. Но человеческий интеллект не нота, которая может быть громче или тише, а симфония из нот, исполняемых на разных инструментах-способностях.

Мы умеем думать разными способами. Есть логика, есть эмоциональное мышление, пространственное и ещё сотня других видов мышления, которые по-разному развиты и сгруппированы у каждого конкретного человека. У животных, разумеется, другой набор — и в решающие моменты он может дать лучший результат, нежели человеческий интеллект: будь у белки наша память, она умерла бы с голоду, прежде чем вспомнила, куда спрятала орешки.

Специализированный машинный интеллект тоже превосходит наш в областях, для которых мы эти машины создаём, но он совсем не похож на наш. Калькулятор быстрее вас считает, GPS лучше ориентируется в пространстве, Гугл больше и дольше помнит. Но ИИ водит автомобиль не как человек: он никогда не отвлекается, не беспокоится, выключил ли духовку. Мне кажется, ИИ стоит называть «бессознательными интеллектом». У него нет сознания, он ничем не озабочен.

Мы пытаемся создать так много типов мышления, как только можем. Есть проблемы в бизнесе и науке — настолько сложные, что человеческое мышление не способно решить их, нужен иной тип мышления. Машины научат нас думать по-новому, и это станет двигателем экономики будущего.

Другой важнейший тренд, связанный с ИИ, — это начало нового промышленного переворота. Суть первого промышленного переворота заключалась в создании искусственной силы. В аграрной цивилизации все приходилось делать человеку или животным. Великим достижением промышленной революции стало обуздание паровой мощи и освоение ископаемого топлива для изобретения силы, которую стали использовать для всего. Она стала главным источником инноваций: фермер может взять ручной насос и получить электронасос, добавить к нему искусственную силу. Весь прогресс — результат её приручения.

А теперь провернём ту же схему с ИИ. Добавим его к электронасосу и получим умный насос. Повторим это миллион раз со всеми вещами — вот вам и вторая промышленная революция. У машины на шоссе будет не только 250 лошадиных сил, но и 250 видов ума. Всё, что сегодня электрифицировано, будет ещё и интеллектуализировано. Рецепт для следующих 10 000 стартапов очень прост: взять нечто и добавить ИИ.

Роботы не займут место людей: мы эффективны в разных вещах, ведь они думают по-другому. Нам придётся учиться работать вместе

Deep Blue победил чемпиона мира по шахматам. Люди думали: всё, конец шахматам. Но оказалось, что лучший в мире шахматист — это не ИИ. И не человек. Это команда: человек + искусственный интеллект. И лучший медик-диагност — не человек и не ИИ, а команда. Роботы не займут место людей: мы эффективны в разных вещах, ведь они думают по-другому. Нам придётся учиться работать вместе.

(Из выступления на конференции TED)

Иллюстрации

ted.com