Почему у европейцев нет иероглифов?

Спрашивает редакция культурно-просветительского центра «АРХЭ»
Дарья Вяльцева    

Отвечает Светлана Бурлак, доктор филологических наук, специалист по тохарским языкам, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, автор книги «Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы»

В истории многое случается просто по случайности: так вышло, так исторически сложилось. Постфактум, конечно, всё можно объяснить, но доказать, что именно эта причина была главной, далеко не всегда удаётся. Часто можно лишь строить более или менее правдоподобные догадки.

Первыми письмо придумали шумеры. Сначала они использовали для хозяйственных подсчётов глиняные фишки, но однажды кто-то додумался не лепить каждую фишку по отдельности, а нарисовать их на глиняной табличке. В принципе, разного рода «записи», состоявшие из рисунков, и абстрактные символы, обозначавшие принадлежность, существовали и раньше — но лишь шумерские писцы упорядочили практику изображения информации и превратили её в систему настоящей письменности. Примерно в это же время письмо появилось в Египте и в Китае.

Поначалу большую часть знаков письменности составляли рисунки: хочешь обозначить слово «рыба» – рисуешь рыбу, для слова «дерево» рисуешь дерево и т.д. Но как нарисовать «ходить», «отдыхать» или «власть»? Можно расширить значение знака (например, в шумерском рисунок ноги обозначал не только «нога», но и «ходить»), можно придумать образ (например, в китайском идею «отдыхать» передаёт человек рядом с деревом), можно воспользоваться сходством звучания (например, в египетском идею власти передают три ибиса – поскольку форма множественного числа от слова «ибис» созвучна со словом «власть»).

Ещё одна возможность – ребусные написания: слово, обозначающее то, что сложно нарисовать (например, какое-нибудь иноязычное имя), можно разложить на части, которые по звучанию будут похожи на что-нибудь такое, для чего знаки уже есть. Так появляется идея, что письмо может отражать не только смысл, но и звучание. Это очень пригодится тем, кто будет заимствовать письмо: ведь в их языке наверняка окажется много слов, для которых в языке-источнике иероглифов нет. А ещё во многих языках бывает нужно обозначать на письме приставки, суффиксы или окончания.

У египтян письменность заимствовали (возможно, не прямо, а через какое-то посредство) финикийцы. И в этом наше большое везение. Дело в том, что египетский язык был устроен так, что гласные на письме обозначать было необязательно — без них всё понятно. И тем же свойством обладал и финикийский язык. Поэтому, чтобы получить чисто фонетическую запись, финикийцам не надо было (в отличие от народов, унаследовавших шумерскую клинопись) запоминать множество разнообразных слогов и пытаться как-то их приспосабливать под слоги своего языка — им хватило 22 односогласных знаков.

Но даже финикийцам иногда попадались слова, которые нельзя было прочесть правильно, если не указаны гласные. И тогда в качестве такого указания писали близкие по звучанию согласные: например, для гласного i – согласный y (йот), для гласного u – согласный w и т.д.

От финикийцев письму научились греки. Они стали обозначать гласные регулярно, поскольку у них бывали слова, которые различались только гласными (некоторые из таких слов даже проникли в русский, сравните: параметр и периметр), а некоторые слова вообще состояли из одних гласных.

Казалось бы, вот она, совершенная система для записи звучания! Но люди почему-то всё равно любят писать знаки, которые обозначают, как иероглифы, целое слово. Ну, можно ещё к нему приписать несколько фонетических значков для обозначения окончания. Смотрите сами: Улица 1905 года, Палата № 6, 1-ое сентября... Записи такого типа возможны в любом из европейских языков. Так что совсем без иероглифов Европа всё же не осталась.

Уважаемые читатели! Свои вопросы и вопросы ваших детей присылайте на адрес: ask@ology.sh. Будем рады на них ответить.