Какое прощение работает: хорошее, плохое, токсичное

Обычно мы так дорожим романтическими или дружескими отношениями...
Что вообще такое «‎прощение» в отношениях?
Приведём одно из научных определений:
Прощение защищает от того, что мне снова причинят боль?
Я легко прощаю людей — хорошо это или плохо для меня самого?
Когда лучше не прощать?
Мы часто путаем прощение с чем-то другим. С чем?
А что ещё ошибочно понимают под прощением?

Обычно мы так дорожим романтическими или дружескими отношениями, потому что чувствуем в них принятие и безопасность, можем ощущать себя любимыми и без страха делиться любовью. 

Что вообще такое «‎прощение» в отношениях?

Но иногда эти же отношения могут омрачаться болезненными переживаниями и неприятными и травматичными событиями: от безосновательной критики друг друга и отсутствия поддержки, до предательства, измены и психологического или физического насилия.

Порой внешний мир (родные, друзья, сторонние наблюдатели, не замешанные в этом конфликте) подталкивают нас к прощению обидчика, мол лучше освободиться от негативных переживаний и двигаться дальше. За решением простить (и отказом от прощения) может стоять много времени, размышлений и обсуждений — часто это крайне сложный и индивидуальный процесс. Однако, что вообще такое это прощение? Как трактовать эту реакцию на причинение дискомфорта или даже травмы?

Приведём одно из научных определений:

«Прощение — это набор мотивационных изменений, в результате которых человек…

а) …больше не стремится отомстить или наказать обидчика-партнера;

б) …перестаёт его избегать;

в) …стремится к примирению (согласию) и доброжелательности в отношении причинившего боль партнёра».

Пожалуй, это звучит сухо, противоречиво и, возможно, даже отталкивающе. Попробуем разобрать на примерах.

Представим условных Серёжу и Таню. Они любят и обычно поддерживают друг друга. Но иногда Таня критично и с недовольством отмечает, что Сережа совсем не занимается спортом, и у него есть лишний вес. Однажды она говорит об этом особенно раздражённо и называет его «противным» — и это сильно обижает Серёжу. Он эмоционально «закрывается», хочет оскорбить Таню в ответ и перестаёт с ней разговаривать.

 Через некоторое время Таня искренне просит прощения: признаёт, что причинила боль, и на самом деле не считает своего партнёра противным. В ответ на Танины слова Серёже больше не хочется критиковать её в ответ («мстить»), он снова с ней разговаривает (не «избегает»), и в целом снова готов поддерживать и заботиться («согласие и доброжелательность»). Основываясь на научном определении выше, он её простил.

Возьмём другой пример. Лена и Коля любят друг друга и счастливы вместе около полугода. Но однажды Лена случайно узнаёт, что когда они только-только начинали встречаться, Коля занимался сексом с другой девушкой. Коля признаёт факт измены, просит о прощении и пытается объяснить своё поведение рационально: личными проблемами, алкоголем или другой интерпретацией «верности» на тот момент жизни. Лена принимает логику объяснений, но чувствует себя уязвлённой и униженной, как минимум на время хочет разъехаться с Колей («наказание»), реже с ним разговаривает и не испытывает сексуального влечения («избегание»), ограниченно выражает ему поддержку в жизни (отсутствие «доброжелательности»). Это значит, что Лена Колю не простила.

В современном обществе прощение часто связывают с улучшением самочувствия и восстановлением отношений с партрёном или другом («Отпусти и живи легко, как будто ничего не было!», «Не зацикливайся!»). Но всегда ли прощение улучшает отношения и делает жизнь прощающего легче и светлее?

Может ли партнёр снова причинить боль, если его слишком много или быстро прощать? И есть ли вообще что-то плохое в отказе от прощения? Можно ли быть токсично простительным? Возможно ли простить человека, которого уже нет в вашей жизни? В конечном счёте, как прощать или не прощать, чтобы это было на благо самому себе?

Прощение защищает от того, что мне снова причинят боль?

Когда партнер поступает с нами плохо, нам хочется, чтобы этого больше не повторилось. Прощая партнёра после нанесённой обиды, мы показываем, что открыты к нему, доверяем, несмотря на пережитое, и ожидаем, что ранящее нас поведение с его стороны больше не произойдёт. Но может ли прощение застраховать от новой боли?

Как минимум одна теория предполагает, что прощение защищает от повторных случаев неприемлемого поведения со стороны партнёра. В середине XX века американский социолог Алвин Гоулднер описал универсальную «норму взаимности», которая гласит: люди обычно стремятся помогать тем, кто им помог, и стараются не причинять вред тем, кто им помог. Согласно этой концепции, если простить партнёра, с большой вероятностью он захочет ответить взаимностью на доброжелательный акт с вашей стороны и не причинять боли в будущем.

Сомнительно? Как бы там ни было, есть некоторые доказательства, что эта теория работает. Например, в одном из исследований учёные выяснили, что партнёры склонны отвечать взаимностью и на положительное, и на отрицательное поведение друг друга. В другом исследовании-моделировании участники с меньшей вероятностью повторно оскорбляли или обижали незнакомого человека, если знали, что он простил их после первого раза.

Выглядит прекрасно, однако этому противоречит теория оперантного обучения Берреса Скиннера, которую можно описать так: обидчик будет повторять свои проступки, если у них не будет нежелательных последствий. Другими словами, партнёр, который нанёс обиду, будет готов менять своё поведение, только если увидит негативную реакцию со стороны. В рамках этой теории прощение — позитивная реакция, которая может мешать изменениям и развитию отношений.

В 2011 году эту теорию проверил Джеймс Мак Налти, психолог из Университета Теннесси. В продолжительном исследовании, которое называется «Тёмная сторона прощения», он выяснил: повышенная склонность прощать в начале отношений приводит к тому, что уровень психологической и физической агрессии в браке не меняется с годами. А вот в парах, где один из партнёров был менее склонен прощать, уровень агрессии со временем снижался без распада самих пар.

Очевидно, что такие результаты бросают вызов первой теории о «норме взаимности» и вообще убеждению, что негативные реакции в сторону партнёра — это плохо.

Пытаясь прийти к какой-то «золотой середине», автор «Тёмной стороны» заключает, что оптимальное решение может зависеть от частоты и/или серьёзности проступков партнёра. Польза (в виде стабилизации отношений) от прощения чего-то редкого или незначительного — например, партнёр один раз забыл поздравить с какой-то памятной для обоих датой — может перевесить риск повтора этих событий. В случае же частых или серьёзных провинностей и любого физического насилия прощение может лишь временно разрядить обстановку, но в долгосрочной перспективе, скорее всего, принесёт вред отношениям и тому, на кого направлена агрессия.

Я легко прощаю людей — хорошо это или плохо для меня самого?

В прошлой части мы рассказывали о том, что иногда прощение партнёра или друга за причинённую нам боль может негативно отражаться на отношениях и безопасности в них. Например, мешать партнёру-обидчику трезво оценивать последствия своей агрессии и в будущем менять своё поведение.

Но если говорить о склонности прощать как о черте характера или привычке, то что она даёт нам? Помогает ли быть счастливее и спокойнее, защищает ли от ментальных трудностей? И наоборот — связан ли постоянный отказ от прощения с негативными последствиями для личного здоровья?

Исследование 2017 года, проведённое в Университете Калифорнии, показало: в те дни, когда человек больше склонен прощать, он испытывает меньше стресса и, как следствие, меньше симптомов психического неблагополучия.

Важно, что в этой работе сравнивали не степень склонности к прощению у разных людей, а динамику: периоды, когда испытуемые были готовы проще относиться к обидчикам и прощать их. Учёные заметили, что эта готовность к прошению меняется изо дня в день, как, например, тревожность. Основываясь на этих наблюдениях, исследователи предположили, что настрой на большую «простительность» по жизни может быть полезным для благополучия человека.

Интересно, что этому выводу вторит даже целое направление в психотерапии — «Терапия прощения», или «Терапия, основанная на процессе прощения». Метаанализ исследований по её эффективности, проведённый в 2018 году, показал: такой подход эффективно борется с депрессией, гневом, враждебностью и стрессом, а также усиливает положительные эмоции.

Конечно, важно иметь в виду, что такая терапия полезна только в том случае, если человек страдает из-за длительной обиды, злости и негодования, которые не помогают ему справляться с жизненными трудностями, а наоборот мешают ему жить полноценной жизнью и двигаться к своим планам и мечтам. Более того, в этом психотерапевтическом подходе главная цель — не в том, чтобы заставить клиента простить обидчика любой ценой, а в том, чтобы ответить на вопрос: «Может ли прощение конкретной ситуации принести пользу для личного будущего?»

Отдельно стоит заметить, что попытки ускорить прощение или начать его сразу после нанесённой травмы (психологической или физической) могут причинить вред: погашенная и подавленная злость в этом случае может не только привести к депрессии, но и оставит обидчика безнаказанным. Кроме того, такие требования, как «поскорее простить и отпустить», часто исходят от самих абьюзеров и уж точно не несут в себе заботы об интересах того, кто пострадал.

Итак, можно сказать, что прощение бывает полезно как инструмент для обретения душевного равновесия и благополучия, но только в том случае, если этот инструмент применяется полностью добровольно и осознанно, а не из-за давления окружающих или просьб обидчика.

Также прощение, скорее, полезно, если оно направлено на избавление от длительных (а не от кратковременных) негативных эмоций и ментальных трудностей, ухудшающих качество жизни. Например, может быть вполне безопасным и благоприятным решение простить обидчика, если его уже нет в вашей жизни и он не сможет причинить вам повторных травм.

Когда лучше не прощать?

Некоторые советы, которые можно услышать от психологов, прочитать в статьях или книгах, рассматривают прощение как важный компонент избавления от обиды, боли и «перехода» к более счастливой жизни. Как мы уже упоминали в предыдущих частях, прощение, действительно, может освободить от долговременных проблем с ментальным состоянием.

Однако это не панацея. Когда прощение преподносится как что-то универсальное и подходящее всем, такие советы могут ранить, ведь они как бы косвенно обвиняют человека, не желающего прощать, в зацикленности на прошлом, фокусировании на негативных эмоциях, зависимости от адреналина или стремлении преподносить себя жертвой.

Важно обдуманно относиться к концепции прошения и непрощения. И выбирать ту стратегию, что, скорее, принесёт вам благо, а не навредит. Вот несколько аспектов, которые объясняют, когда прощать ещё слишком рано или вообще не нужно.

Преждевременное тушение гнева приводит к негативным последствиям.

В гневе, несмотря на то, что его часто считают неуместным и стыдятся, заключена сила, которая может помочь человеку постоять за себя, снизить вероятность будущих травм и почувствовать себя сильнее. Признание и проживание своего гнева может быть целительным и продуктивным. А вот форсированное прощение, напротив — может нарушить этот процесс: подавленный гнев часто перерастает в депрессию и сниженную самооценку.

Стремление простить, когда психологическая рана ещё свежа — это подавление боли.

Мы в целом способны справиться с обидой или предательством. Необходимое на это время зависит от тяжести травмы, внутренних процессов и реакции других людей, с которыми мы делимся болью. Ускорение прощения без учёта этих деталей, скорее всего, не принесёт никакой пользы, а, напротив — может вызывать стыд и самокритику. Какую травму можно считать «свежей»? Тут нет однозначного ответа: для одного это дни, для другого — месяцы или годы.

Прощение во что бы то ни стало обесценивает важность противостояния обидчику.

Слишком лёгкое прощение может увеличивать (или как минимум не снижать) вероятность повторного причинения боли со стороны обидчика. Противостояние ему, напротив, может не только улучшить вашу жизнь, но и сделать мир безопаснее для других. 

Иными словами, путём конфронтации с обидчиком, можно снизить насилие, буллинг, нападения и дискриминацию. А если речь идёт про вашего партнёра, то такая конфронтация может повлиять на его будущее поведение, научив его бережнее относиться к вам и вашим чувствам.

Обидчик, который настойчиво просит простить, скорее заботится о себе, а не о вашей боли.

Обидчик, который подталкивает пострадавшую сторону «простить и отпустить», вряд ли заботится об её интересах. Тем не менее, такие настойчивые просьбы чаще всего исходят именно от обидчика. 

А иногда от людей, которые эмоционально с ним связаны, например, от его родителей или друзей. Однако, в этой ситуации присутствует конфликт интересов, так что стоит быть осторожнее и не торопиться с прощением. Лучше внимательно прислушаться к своим чувствам и желаниям.

Мы часто путаем прощение с чем-то другим. С чем?

Каждый раз, когда мы прощаем кого-то, только потому, что «должны» или нас «обязывают» это сделать, мы практикуем так называемое «токсичное» (в первую очередь по отношению к себе!) прощение. Чаще всего люди делают это, чтобы избежать эскалации конфликта, успокоить кого-то или избавиться от навязанного чувства стыда.

А иногда мы можем начать убеждать себя, что произошедшее — это на самом деле наша вина, в этом случае ускоренное выражение прощения работает как инструмент для избавления от ложного чувства вины. Но одновременно такой акт прощения обесценивает собственную боль.

Интересно, что, рассуждая о прощении, которое может причинить вред, некоторые учёные отмечают, что нужно быть осторожнее с формулировкой «токсичное прощение», ведь она предполагает самообвинение. 

Важно учитывать этот момент и помнить, что никто не может обвинять человека, пережившего боль от близкого, в желании простить обидчика — это слишком тяжелые эмоциональные переживания и осуждать кого-то или самого себя за эмоции некорректно и небезопасно для психики.

Например, Роберт Энрайт из Университета Висконсина-Мэдисона считает — под тем, что часто называют «токсичным прощением» обычно стоит неправильное понимание самого процесса прощения и отсутствие внимания к его своевременности. По мнению Энрайта, вместо термина «токсичное прощение» больше подходят понятия — стремление к самоуспокоению и / или желание угодить (обидчику или тем, кто занимает его сторону).

Итак, с чем можно спутать вредящее прощение мы разобрались. 

А что ещё ошибочно понимают под прощением?

  • Помилование — в отличие от него, прощение не может быть «даровано» обидчику кем-то другим вместо пострадавшего. Например, если парень просит прощения у всей семьи своей девушки за то, что обидел её, по-настоящему простить его за этот поступок может только она.
  • Оправдание — даже если обидчик рационально объяснил свой неправильный поступок, и даже если этим причинам можно доверять (например, какие-то проступки действительно совершаются «без злого умысла»), это осознание не равно прощению и не обязывает к нему.
  • Забывание — человек может заставить себя не вспоминать травму и насилие. А в некоторых случаях психика сама старается избежать напоминаний о пережитой боли — такое псевдозабывание может влиять на ментальное здоровье и не приводит к автоматическому прощению. И если кто-то требует от пострадавшего человека не вспоминать произошедшее или не «выносить сор из избы», это мешает возможному прощению в будущем, а также не даёт выразить противостояние обидчику.
  • Отрицание или подавление гнева — фокус истинного прощения сосредоточен на обиде, поэтому признавать и выражать негативные эмоции — это естественный этап в непростом процессе прощения.
  • Игнорирование ответственности или стремления к справедливости — например, наказание и возмещение ущерба не зависят от самого прощения. Даже простивший тяжелую обиду человек может продолжать добиваться справедливости или требовать компенсации от обидчика.

Не забывайте  что прощение - один из самых сильных способов восстановления отношений.

09.03.2024 | Понять | Просмотры: 116