Чего боятся, когда нечего бояться?

Фобии, псевдофобии и другие иррациональные страхи — откуда они берутся
«Внимание, опасность!»
«Нет, только не это!»
«Эти люди меня пугают!»
«Фу! Ужасно отвратительно!»
«Боюсь, я болен»
«Боюсь, я уродлив»
«Этот кошмар повторяется!»
«Умираю от ужаса!»
«За мной следят. Мне страшно»
«Это нормально, это пройдёт»
Источники :
Альфия Максутова    

Страх — физиологическая реакция на опасность. Когда мы боимся, организм мобилизуется, чтобы помочь нам избежать угрозы. Но ощущение опасности очень субъективно: иногда нам страшно в ситуациях, в которых другие не находят ничего угрожающего здоровью или жизни. oLogy объясняет, из-за чего возникают иррациональные страхи и куда они могут привести.

«Внимание, опасность!»

Герпетофобия — боязнь змей и ящериц

Тип: специфические фобии, тревожно-фобические расстройства

Клинический случай: «Я не могу думать о змеях. Мне кажется, я боялась их всегда — во всяком случае, не припомню конкретного эпизода, с которого я могла бы отсчитывать начало фобии. Не знаю, что будет, если я когда-нибудь змею встречу. Сейчас я замираю, даже если вижу её изображение или читаю текст, в котором она упоминается. После каждого такого эпизода дни и недели напролёт в голове крутятся навязчивые образы. Даже от этого разговора мне нехорошо: потеют ладони, часто бьётся сердце, слегка подташнивает, и в целом мне очень некомфортно» (Знакомая автора текста)

Чего боятся?

Фобия — расстройство, при котором определённые внешние ситуации и объекты вызывают тревогу или страх, хотя они не представляют в этот момент никакой опасности. Так, змеи — объективно опасные существа. Некоторые из них смертельно ядовиты, другие могут задушить или даже целиком проглотить другое живое существо, свою добычу. Поэтому страх перед змеями — полезный эволюционный механизм. Фобией такой страх становится, когда человек реагирует на стимул слишком сильно, не обращая внимания на контекст.

Известно огромное количество фобий, включая такие странные, как, например, папофобия — страх перед Папой Римским. С точки зрения психиатра все эти иррациональные страхи ничем друг от друга не отличаются.

Учёные с помощью функциональной МРТ обнаружили у пациентов с фобиями особенности в работе мозга, которых нет у здоровых людей. Это особенности активации миндалевидного тела, островка и поясной извилины — структур мозга, во многом связанных с реакцией страха. Они «стреляют» импульсами больше обычного, когда у человека есть фобия.

Причины возникновения фобий во многом остаются загадкой для исследователей. Согласно одному из объяснений, при подобных расстройствах в нашем сознании происходит «ошибка абстрагирования»: мы перестаём различать опасные и неопасные ситуации, в которых присутствует пугающий нас объект. Чаще всего этот процесс провоцирует травмирующая ситуация, случившаяся в раннем детстве. Кроме того, фобией можно «заразиться» — начать бояться чего-то, если этого боится близкий человек. Наконец, вероятность развития фобии зависит от индивидуальных особенностей: в зоне риска люди, у которых и без фобии высокая тревожность.

Большинство иррациональных страхов психиатры относят к фобическим тревожным расстройствам (в Международном классификаторе болезней (МКБ-10) их описания можно найти под кодом F40). Но не всё, что мы называем фобией, является ею на самом деле: бывают и другие типы тревожных расстройств. А ещё есть состояния, которые вовсе не считаются нарушениями психики, а просто говорят о необычайной впечатлительности человека.
Тревожные расстройства — самые распространённые нарушения в работе психики. По данным популяционных исследований, в XXI веке такими расстройствами страдает треть населения планеты.

Дмитрий Шипотько, врач-психиатр и психотерапевт медицинского центра психотерапевтической и психологической помощи «София»:

«Отчасти происходящее в нашем сознании при фобии напоминает аутоиммунные реакции организма. В одном известном эксперименте людей, страдающих аллергией на конкретные цветы, пригласили в комнату и посадили перед этими растениями. У них немедленно началась аллергическая реакция. Затем их попросили дотронуться до цветка — он оказался искусственным! Это говорит о том, что наше сознание реагирует на триггер и запускает реакцию, не дожидаясь собственно опасных веществ. Так и с фобией: спровоцировать её может даже мысленный образ. Например, вы прочли новость, где подробно описывается, как человек погиб от укуса змеи. Там жуткие фотографии: скрюченный труп, змея с устрашающими ядовитыми зубами. Вы думаете об этом, представляете себе детали. Происходящее может стать травмирующей ситуацией, хотя вне вашего сознания ничего опасного не происходит».

Дмитрий Шипотько

«Нет, только не это!»

Одофобия — страх путешествий и дальних поездок

Тип: внутренний конфликт или невроз

Клинический случай После свадьбы молодожёны стали часто ездить в гости к матери мужа далеко за город. Та очень не любит свою невестку, третирует её, провоцируя скандалы в молодой семье. В конфликте муж встаёт на сторону матери. Вскоре у женщины развивается фобия: она начинает панически бояться любых поездок на транспорте — ходит только туда, куда может добраться пешком. (Из практики психотерапевта)

Чего боятся?

Это типичная одофобия — временное состояние, вызванное внутренним конфликтом. Фобия здесь — средство маскировки: поездки к свекрови мучительны для женщины, но она не может разрешить эту ситуацию. Страх поездок на машине позволяет ей уйти от общения со свекровью. То, что невозможны становятся и все остальные перемещения на транспорте, — небольшая плата за покой.

Фобии довольно часто становятся реакцией на сложную для нас ситуацию, в которой страх позволяет избежать ещё более мучительных переживаний. Именно так, например, можно объяснить одну из самых распространённых фобий — глоссофобию, или страх перед публичными выступлениями. Публичное выступление ставит человека в ситуацию, когда его могут высмеять и унизить сразу множество людей. Чувство стыда — очень мощная, отрицательно окрашенная эмоция. Страх в таком случае — способ избежать стыда.

Чтобы избавиться от подобных фобий, обычно достаточно разобраться в их причине и устранить внутренний конфликт. Если не получится, стоит обратиться к психиатру.

Дмитрий Шипотько:

«Большинство специфических фобий у здоровых в остальном людей — это расстройства, спровоцированные психологическими, а не физическими, химическими или генетическими факторами. Например, трудными жизненными обстоятельствами, взаимоотношениями с другими людьми, травмами или потерями. Появившиеся в результате фобии называют психогенными и относят к расстройствам невротического спектра. Их почти всегда можно вылечить с помощью психотерапии и лекарств».

«Эти люди меня пугают!»

Социофобия — боязнь людей и общения

Тип: социальные тревожные расстройства

Клинический случай Люси боится людей, то есть ситуаций, в которых ей нужно с кем-то общаться. Она избегает шумных компаний и даже разговоров с кем-то наедине. В любой ситуации общения у неё может начаться паническая атака. У Люси крайне низкая самооценка, она очень пуглива и застенчива. У неё ни с кем не получается завести отношения. (Характеристика персонажа из популярного телесериала)

Чего боятся?

Хотя для обозначения такого состояния и используется слово социофобия, это не фобия в классическом смысле. Здесь, как и в предыдущем случае (одофобии), человек боится не самого факта общения или взаимодействия с людьми. Страх помогает избежать ситуаций, чреватых очень неприятными чувствами — стыда или вины.

Причём страшны они не в конкретный момент, а постоянно: человек, страдающий социальным тревожным расстройством, всегда напряжён и не ждёт ничего хорошего от общения. Он уверен, что люди будут его критиковать, не примут его. Это не просто мешает заводить отношения, но мешает жить и работать, ведь, пока в магазинах не появились роботы, а транспорт не стал беспилотным и индивидуальным, нам приходится взаимодействовать с людьми повсюду.

Социальное тревожное расстройство считается болезнью именно потому, что может разрушить жизнь. Оно может провоцировать или входить в структуру других комплексных психических нарушений.

Социофобию и социопатию часто путают, хотя это совершенно разные расстройства. Социопатия — разговорное обозначение диссоциального расстройства личности. Люди, страдающие им, обычно импульсивны, агрессивны и не соблюдают социальные нормы. Они почти или совсем не способны к сопереживанию — одной из основных психических функций. И поэтому не могут испытывать привязанность, рассматривают взаимоотношения исключительно как взаимные манипуляции и с лёгкостью нарушают как общепринятые правила поведения, так и закон. При этом социопаты понимают суть законов и норм, но не считают нужным их придерживаться, если это не в их интересах. Причины социопатии до конца не ясны, и она с трудом поддаётся лечению — такие люди почти никогда не приходят к психиатру по собственной воле, ведь они из-за своего поведения не страдают.

Дмитрий Шипотько:

«Каждый человек наделён личностными особенностями. Некоторые люди необщительны, их обычно называют интровертами или застенчивыми. Если эти особенности не мешают самому человеку или окружающим, то беспокоиться не о чем».

«Фу! Ужасно отвратительно!»

Трипофобия — боязнь скопления отверстий

Тип: псевдофобия, человек здоров

Клинический случай «Всякий раз, когда я смотрю на структуры, в которых есть множество отверстий, особенно если они как-то кластеризованы, меня передёргивает. Это очень неприятное ощущение. Если источник тревоги сразу не исчезает из поля зрения, то начинает подташнивать, пробирает дрожь. Я часто вижу такие структуры в кошмарных снах — это может быть что угодно: коралл, засушенный цветок, соты. Смешно сказать, даже некоторые элементы собора Саграда-Фамилия в Барселоне вызвали у меня подобные ощущения». (Знакомый автора текста)

Чего боятся?

Трипофобия — вовсе не фобия, поскольку объект вызывает не страх, а отвращение. Фобией её называют потому, что человека одолевает очень мощное чувство, которое можно спутать со страхом. Люди довольно часто считают, что у них трипофобия, — психологи пытаются понять причины столь сильного отвращения к большому количеству сгруппированных вместе дырок (например, на блинах или молочной пенке капучино).

Есть мнение, что подобные кластерные рисунки встречаются на коже опасных животных, и отвращение возникло у нас как защитный механизм. А в 2017 году группа учёных из Университета Элмера высказала гипотезу, что подобные структуры ассоциируются у нас с процессами заражения паразитами, инфекционными заболеваниями и разложением. Возникающее отвращение — реакция, призывающая держаться подальше от таких вещей.

Евгений Пашнин, врач-психиатр, младший научный сотрудник Научно-практического психоневрологического центра им. З. П. Соловьёва:

«В официальных классификаторах болезней трипофобии нет и, скорее всего, не будет — реакция человека на „противные“ рисунки отражает лишь уровень его мнительности и впечатлительности при встрече с непривычными объектами. Вряд ли у коренных барселонцев когда-либо вызывали неприятные ощущения элементы Саграда-Фамилия (кроме досады, что некоторые из них никак не достроят)».

Евгений Пашнин

«Боюсь, я болен»

Нозофобия — боязнь заболеть

Тип: ипохондрические расстройства

Клинический случай «Некоторое время назад у меня были проблемы со здоровьем, и с тех пор в меня вселился страх: я боюсь рака. Любая царапина, шишка, малейшее недомогание — всё это говорит мне об одном: у меня рак. Я без конца хожу к врачам, прошёл десятки всевозможных обследований, но после каждого случая, когда меня уверяют, что всё в порядке, волнуюсь ещё больше. Я не могу радоваться жизни, даже просто жить нормально, как и мои близкие. Недавно я обратился к психиатру и начал принимать препараты, которые должны помочь мне справиться с тревогой. Но пока я чувствую себя совершенно беспомощным». (История с онлайн-форума)

Чего боятся?

В примере описана канцерофобия — боязнь заболеть раком. Это разновидность нозофобии и по сути ипохондрическое расстройство. Человек боится не внешнего объекта, а некоего внутреннего состояния — это может быть не только рак, но и СПИД или, например, аппендицит. И никакие анализы и заключения врачей не убеждают мнимого больного в отсутствии недуга. Порой, осознав, что заболевания, по поводу которого он беспокоится, нет, человек может заподозрить у себя другую болезнь. При этом постоянная тревога, страх и напряжение часто вызывают реальные нарушения в работе организма, тем самым подпитывая ипохондрию.

Точные причины ипохондрии, как и многих других психических расстройств, неизвестны. Обычно ею страдают мнительные, склонные к тревожным размышлениям и самокопанию люди. Отчасти поэтому такую фобию сложно скорректировать психотерапией: состояние «больного» облегчается после бесед и разъяснений, но вскоре страх возвращается в той же или новой форме.

В этом случае к работе приступает психиатр. Он тоже объясняет пациенту, что болезней тела у него нет, и предлагает принимать лекарства, чтобы избавиться от страха несуществующего недуга.

Ипохондрическое расстройство бывает и самостоятельным заболеванием, и компонентом других состояний — в обоих случаях курс лекарственной терапии помогает решить проблему.

Евгений Пашнин:

«Интересно, что в западной медицине слово „ипохондрия“ считается неполиткорректным. С недавнего времени в американской классификации она называется „патологической тревогой за здоровье“».

«Боюсь, я уродлив»

Дисморфофобия — болезненное недовольство своей внешностью

Тип: обсессивно-компульсивные расстройства

Клинический случай: Родриго Альвес — известный британский шоумен, которого часто именуют «живым Кеном» (так зовут бойфренда куклы Барби). Чтобы добиться эталонной внешности, он перенёс около 30 пластических операций. Альвес проводит перед зеркалом несколько часов в день, выкладывает бесконечные селфи в социальные сети. Но, несмотря на десятки сделанных операций, он по-прежнему недоволен своим видом и не собирается останавливаться. (История знаменитости)

Чего боятся?

Дисморфофобия тоже не относится к фобическим расстройствам. Её основной симптом — не страх, а скорее идея об уродстве, которая может сопровождаться тревогой. Обеспокоенность своим мнимым уродством сказывается на поведении и самочувствии человека, но не обязательно приводит к настойчивым попыткам исправить «недостатки». Если же это происходит, болезнь называют дисморфоманией.

Люди с дисморфоманией могут серьёзно вредить своему здоровью: приклеивать «оттопыренные» уши к голове, туго бинтовать «слишком большую» грудь, самостоятельно пытаться исправить прикус.

Обеспеченные люди с таким расстройством прибегают к пластической хирургии. Причём, как мы видим на примере Родриго Альвеса, одной операции оказывается недостаточно: вроде бы изъян исправлен, но удовлетворения нет, и сразу находятся другие уродства.

И дисморфофобия, и дисморфомания — серьёзные расстройства психики, которые сопровождаются отчётливыми изменениями работы мозга на биохимическом уровне: у пациентов нарушена работа дофаминовых рецепторов. Поэтому кроме психотерапии заболевание требует медикаментозного лечения.

Дмитрий Шипотько:

«Возможность менять свою внешность с помощью пластических хирургов появилась недавно. Многочисленные пластические операции, в том числе знаменитостей, известный психиатр Джорджо Нардонэ называет постмодернистским расстройством».

«Этот кошмар повторяется!»

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Тип: реакция на тяжёлый стресс и нарушение адаптации

Клинический случай: «Воспоминания о пережитом не уходят, они возвращаются снова и снова в виде флешбэков и кошмаров. Любые триггеры, напоминающие о травматичных событиях, вызывают физиологический и эмоциональный ответ невероятной силы. Ты чувствуешь безнадёжность и отчаяние, настроение постоянно меняется, и твоё поведение быстро становится саморазрушительным: ты начинаешь много пить или слишком быстро ездить на машине. Ты живёшь с постоянным чувством уязвимости, потому что никогда не знаешь, когда разговор, запах, шум, мелкие неприятности приведут к переживанию травмы. Ты постоянно боишься этого». (Из книги о генерал-лейтенанте, страдающем ПТСР. Расстройство стало мучить его после возращения из Руанды, где он был с миссией ООН в 1994 году — во время геноцида)

Чего боятся?

Посттравматическое стрессовое расстройство — тяжёлое психическое состояние, которое возникает в результате травмирующего события. Страх — один из основных компонентов этого состояния. Человек не может забыть травмирующий эпизод (или эпизоды) и поневоле переживает его снова и снова — и именно этого переживания постоянно боится. Люди, страдающие ПТСР, не знают, что спровоцирует «провал», — это может быть что угодно.

Как только триггер срабатывает, их сознание воспроизводит травмирующую ситуацию — человек погружается в неё и в некотором роде выпадет из реальности. Он не осознаёт происходящее и в таком состоянии может навредить себе и окружающим. По сути, он словно впадает в гипнотический транс и испытывает очень сильные эмоции: ужас, горе, потрясение. Он может быть оглушён, возможна потеря физической чувствительности.

Наиболее известная причина ПТСР — военные события. Состояние иногда даже называют «вьетнамским» или «афганским» синдромом. Но другие травмы: насилие, тяжёлая физическая травма или угроза смерти — также могут спровоцировать ПТСР.

Это расстройство очень плохо поддаётся контролю и чаще всего требует лечения.

Евгений Пашнин:

«В лечении ПТСР часто используют экспозиционную психотерапию: человека заставляют переживать неприятные воспоминания и ситуации, чтобы в итоге чувствительность к ним снизилась или пропала совсем. Такие методы называются десенсибилизирующими и обычно хорошо работают».

«Умираю от ужаса!»

Паническая атака — кратковременный приступ сильной тревоги

Тип: паническое расстройство

Клинический случай: Молодой человек страдает от неразделённой любви. Добиться взаимности у него не получается. Он продолжает общаться с девушкой, в которую влюблён, и не может отказаться от этих отношений. Ситуация кажется ему безвыходной. У него начинаются панические атаки. Среди ночи парень просыпается от приступов учащённого сердцебиения, приливов жара. Он дрожит, задыхается и испытывает невероятный ужас. При этом никаких причин для страха нет. (Из практики психотерапевта)

Чего боятся?

Парадоксально, но люди, страдающие паническими атаками, ничего конкретного не боятся. Атаки чаще всего связаны с тревогой из-за сложных жизненных ситуаций. Ощущение безвыходности тело переводит на свой язык — трактует тревогу как реакцию на опасность для жизни и реагирует соответственно.

По статистике, около 3% людей испытывают панические атаки на разных этапах жизни. Заболевание при этом довольно сложно диагностировать. Представьте: в обычной ситуации, без каких-либо внешних раздражителей, ваше сердце начинает биться с бешеной частотой, вы задыхаетесь, лоб покрывает испарина, руки трясутся. Это длится 10–20 минут. Первая мысль очевидна: вам кажется, это сердечный приступ. Чаще всего именно с таким предварительным диагнозом и забирает пациентов с панической атакой скорая помощь. Однако никакой угрозы для здоровья во время этого приступа на самом деле нет.

Человек, уже переживший паническую атаку, при наступлении нового приступа может бояться смертельного исхода — настолько страшные ощущения она вызывает. Кроме того, приступ невозможно предвидеть, ведь никаких триггеров нет — развивается постоянная тревога.

Панические атаки часто сопутствуют другим нарушениям психики, например тому же посттравматическому стрессовому расстройству.

Евгений Пашнин:

«Когда найти психологические причины не удаётся, говорят о генетически обусловленном паническом расстройстве: определённый комплекс генов делает человека предрасположенным к таким приступам или вообще к тревожным реакциям. На физиологическом уровне это проявляется в изменении миндалевидного тела мозга: его размер и активность у пациентов с паническим расстройством не такие, как у здоровых людей».

«За мной следят. Мне страшно»

Бред преследования — тяжёлое психотическое состояние

Тип: бредовые расстройства

Клинический случай: После возвращения из заграничной командировки мужчина начинает странно себя вести. Он напряжён, раздражителен и постоянно чего-то боится. Родственники объясняют его тревожность стрессом: командировка была сложная, дела идут не очень хорошо, он много работает. Между тем тревога нарастает, и мужчина решается поговорить с психотерапевтом. Оказывается, уже несколько суток страх не даёт ему спать по ночам. Он подозревает, что за рубежом представители спецслужб тайно вживили ему чип и теперь следят за ним. (Из практики психотерапевта)

Чего боятся?

Бред преследования — это не тревожное или невротическое расстройство, а более тяжёлое состояние — один из видов психоза, который нуждается в обязательном медикаментозном лечении.

У бредовых, или психотических страхов есть два основных отличия от «лёгких» страхов.

Во-первых, человека в принципе нельзя убедить в том, что его опасения лишены оснований. И совершенно неважно, чего он боится. Ещё двести лет назад люди, страдающие психозами, считали, что их преследуют колдуны или на них наложено заклятие. В XX–XXI веках речь обычно идёт о спецслужбах, инопланетянах и чипах. Содержание бреда может быть разным, близким к реальности или совершенно абсурдным. Главное, человек уверен: опасность реальна.

Во-вторых, человек в состоянии психотического страха активно избегает «опасной» ситуации или даже борется с ней. Например, покупает множество замков, чтобы запираться от грабителей, прячется от пришельцев или нападает на подозрительного прохожего. Бред преследования — частый спутник других тяжёлых психических заболеваний, в частности шизофрении.

Евгений Пашнин:

«Если пациент рассказывает про спецслужбы, которые вживили ему чип, врач сосредоточится не на страхе и тревоге, а именно на бредовой идее — её он попытается искоренить с помощью лекарств. Сам страх вполне объясним: любой боялся бы, если б думал, что ему недобровольно что-то вживили».

«Это нормально, это пройдёт»

Боязнь темноты

Тип: человек здоров

Неклинический случай: Я с детства боюсь темноты. У меня очень плохое зрение и очень хорошее воображение, поэтому движущиеся в темноте чудовища были для меня привычной картинкой перед сном. До сих пор, придя домой вечером, я тороплюсь включить свет везде, где только можно. А посмотрев фильм ужасов, вовсе не выключаю лампу на ночь. Иногда, устыдившись своего страха, я думаю: «Что ты как маленькая девочка? Ты же знаешь, что чудовищ-привидений не существует. Что из этой темноты может выскочить?» Чуть погодя я успокаиваюсь. В конце концов, жить мне этот страх не мешает, других страхов у меня нет, так пусть он остаётся моей маленькой слабостью. (Автор статьи)

Чего боятся?

Если вы, дорогой читатель, уже заподозрили у себя парочку психических расстройств и думаете, в какой центр обратиться, то подождите — не спешите с выводами! Психиатры любят повторять: в психопатологии не случается ничего такого, чего бы не было в норме. Единичные фобические реакции, страхи и тревоги могут быть у любого человека — это не значит, что он болен. Главный критерий, на который стоит ориентироваться, решая, что с вами, — это насколько страх мешает жить. Если мешает, лучше обратиться к врачу, пусть даже в целях успокоения. А если не мешает, то поздравляем: вы здоровы!

Источники

  • Borwin Bandelow, Sophie Michaelis. — Epidemiology of anxiety disorders in the 21st century // Dialogues Clin Neurosci. 2015 Sep; 17(3): 327–335. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4610617/
  • Linares IM, Trzesniak C, Chagas MH, Hallak JE, Nardi AE, Crippa JA. Neuroimaging in specific phobia disorder: a systematic review of the literature. Rev Bras Psiquiatr. 2012 Mar;34(1):101-11. Review. PubMed PMID: 22392396.
  • https://www.nhs.uk/conditions/phobias/causes/
Иллюстрации

Маргарита Ворон