Страстная натура нобелевских лауреатов

О доминирующем чувстве энтузиазма к жизни
Альфия Максутова    

Недавно мне довелось брать небольшие интервью у нобелевских лауреатов — про прогресс науки. Текст ожидался несколько занудный: что нового, казалось бы, можно об этом сказать? Но ответы получились очень разными. Прогресс в понимании этих учёных неразрывно связан с человеком, а человеку нужно разное: и жизнь без боли, и ощущение границ Вселенной, и понимание простых вещей вокруг. Каждый из учёных видел в прогрессе свою «человеческую» цель.

Потом я заглянула в биографии этих людей и увидела, что один из них всю молодость провёл, изучая старинное искусство стрельбы из лука. Он именно этому мечтал посвятить жизнь — до того, как увлёкся физикой. Другого выгнали из университета, потому что он влюбился в девушку и провел половину учебного года, разыскивая ее по стране, а затем пытаясь добиться взаимности. Третий приложил колоссальные усилия, чтобы изобретённое им лекарство досталось всем, кто в нем нуждался, — и спас за 30 лет около 300 миллионов человек.

Великую науку вершат страстные люди. Потому что наука, конечно, про рациональный взгляд на мир, но ещё она про страсть

Страсть, утверждает словарь, — это сильное, доминирующее над другими чувство, характеризующееся энтузиазмом или влечением к какому-то объекту. Наука умеет так увлекать. Она задаёт загадки, показывает мир таким, каким мало кто может его увидеть, и подолгу не отвечает на наши вопросы.

Спроси меня кто, что для меня наука, я отвечу сразу: это ощущения! Ну вот, например, смотришь — лежит себе старая глиняная то ли кружка, то ли плошка. Берёшь её в руки и видишь начертанные символы, рельефы. И переносишься вдруг в далёкое прошлое, в пригород Рима, где на этой чаше (не плошке вовсе!) впечатали имя владельца. Он стоит перед тобой, завёрнутый в тяжёлую тогу, и сандалии у него на ногах поблёскивают начищенной рабом кожей. И видишь раба, который ему эту чашу сделал. И понимаешь, что хозяин-то обеднел, ведь благородные ели из серебряной посуды. Но слеплено хорошо, и рельеф не простой, а изображает гонки на колесницах. И много что ещё предстаёт перед глазами, и всё это время ты уже не ты и не тут, в серой московской хмари, а где-то там, в Древнем Риме под палящим солнцем. Каковы ощущения от куска глины?

Но ладно плошка — скажем, варишь ты с утра яйцо. Смотришь на него, и в воображении, будто под электронным микроскопом, всё увеличивается картинка: минуя скорлупу, проникаешь в белок, видишь прозрачную вязкую жидкость; ещё мельче — и вот перед тобой мечутся красные с белым шарики, белки-альбумины. Вот они начинают прикрепляться друг к другу, формировать невероятной сложности масштабные конструкции, всё быстрее и быстрее. Это денатурация — такое происходит с белками под воздействием высокой температуры. Прозрачная жидкость постепенно превращается в плотную, нерастворимую в воде массу, которую скоро можно будет посыпать солью и съесть с хлебом.

Знание наполняет каждый мой день приключениями. Оно делает вдох глубже, взгляд острее, а ощущения ярче. И наука для меня — про бесконечную страсть к жизни во всей её полноте

Мы создали портал oLogy для таких же, как мы — и как нобелевские лауреаты. Для людей, испытывающих доминирующее над другими чувство энтузиазма к жизни. Читайте, погружайтесь, ощущайте.

Альфия Максутова
Редактор интернет-портала о науке oLogy.
Иллюстрации

Маргарита Ворон